Отделения и банкоматы 0707
Для абонентов Билайн, Мегафон, МТС, Теле2
Бесплатный звонок
с мобильных
8-800-100-55-55
Свяжитесь с нами
Интернет-банк
Мурманск Отделения и банкоматы

Ведомости: «Сбербанк нам купить не позволят», — Шандор Чани, совладелец OTP bank

Из своих иностранных активов группа ОТP больше всего довольна российским и болгарским банками, уверяет Шандор Чани. В сфере интересов — банки в Казахстане и Туркменистане.

Шандор Чани бывает в России достаточно часто, в основном по делам «венгерского «Газпрома»  — компании MOL, членом совета директоров которой он является. Однако здесь с ним встретиться сложно, потому пришлось ехать в его родной Будапешт. Его кабинет расположен в одном из отделений банка в старой части города. Здесь тихо и никто никуда не спешит. Деньги, видимо, очень любят эту тишину — после интервью я выяснила, что беседовала с самым богатым человеком Венгрии: по версии газеты Napi Gazdaság в переводе на рубли его состояние составляет 23,6 млрд. Делать бизнес в России, как можно понять со слов Чани, не очень легко — MOL со скрипом отвоевала обратно свои акции у «Сургутнефтегаза» , а OTP bank так и не смог истребовать долг у «Техносилы». Потому главным достоянием России Чани, как и многие иностранцы, считает людей. Как работается в России, где группа собирается покупать банки, и почему его не волнуют судимости президента Украины Виктора Януковича, он рассказал «Ведомостям».
— Трудно быть иностранным инвестором в России?
— Инвестировать в России не составляет особых трудностей — нужно иметь сильную команду местных менеджеров, команду профессиональных экспертов, иначе с инвестицией можно прогадать. Чтобы бизнес был эффективен, менеджеры должны говорить c клиентами на одном языке. Убедился на собственном опыте. Я думаю, что в России у нас это есть. Сам я езжу в Россию три раза в год — отчасти из-за того, что вхожу в совет директоров MOL.
— Один из ваших партнеров по бизнесу — Мегдет Рахимкулов тоже, в общем, пришел из энергетического сектора.
— Он лишь инвестор и никогда не был в числе руководителей компании. Он сам и члены его семьи держат небольшой пакет акций банка, но в последнее время он его сократил с 10,2 до 9%.
— Многие иностранные банки вынуждены были прибегать к помощи государства или привлекать новых акционеров. Как в этом плане группа выглядела в кризис и как обстоят дела сейчас?
— Я пережил не один кризис: в 1989-м, потом в 1992-м. Мы всегда были очень консервативны по части капитала и резервов, и эта стратегия оказалась верна. Да и помимо этого мы старались увеличить капитализацию. Например, не платили дивиденды акционерам, во всех странах сократили объем выдачи кредитов, чтобы сохранить ликвидность на должном уровне, и ввели более строгое управление рисками. На мой взгляд, кризис мы преодолели успешно, сохранив эффективность, рентабельность и доходность. И нам не требовалось привлекать дополнительный капитал ни от государства, ни с рынка. Государство, правда, предоставило нам кредит в четырех валютах по ставке LIBOR + 3-4%, который мы вернули в течение года. С учетом того что мы не использовали эти деньги, а ставка была рыночная, обошлись они нам весьма дорого. Но мы все-таки их взяли, потому что до самого последнего времени не было понятно, куда повернет кризис, а дополнительный резерв денег еще никому не мешал.
— Учитывая, как упала цена банковских активов, вы наверняка рассматриваете возможность покупки новых активов для группы?
— В России, Болгарии, на Украине и в Черногории, где дочерние банки имеют хорошую рыночную долю, мы стремимся сохранить и увеличить позиции. А вот в Румынии, Сербии, Хорватии и Словакии, где наша доля рынка мала, мы постоянно рассматриваем возможности новых приобретений.
— Почему вы не стали в итоге покупать банк в Азербайджане?
— Мы были уже на продвинутой стадии переговоров о приобретении банка, но отступили из-за кризиса, потому что на переднем плане оказались важность создания резервов и сохранение ликвидности. Сейчас мы ведем исследования, какие еще рынки могут быть интересны для группы. Это страны бывшего СССР, Азии. В их числе в качестве возможных целей Казахстан и Туркменистан. Для нас особенно важны значительная, не менее 10%, доля на рынке и надлежащая депозитная база.
— Венгерское правительство ограничивает экспансию банков?
— Мы частная публичная компания. Государство никак не влияет на нашу работу в части выхода на новые зарубежные рынки. Но регулятор, естественно, не позволит провести сделки, которые негативно повлияют на размер капитала. Сбербанк  нам купить не позволят! (Смеется.)
— Как вы оцениваете меры, которые принимали правительства тех стран, где расположены ваши дочерние банки? В частности, на вашем родном рынке вам сейчас приходится платить специальный налог…
— После проведения выборов власти Венгрии не смогли справиться с дефицитом бюджета без ограничений. Новое руководство страны пыталось добиться от Еврокомиссии разрешения увеличить дефицит, но Брюссель не дал на это согласия, и им пришлось ввести специальный налог. Помимо банков его платят и ритейлеры, и телекомы, и энергетики. Конечно, никто не рад. Но у нас штаб-квартира в Венгрии, и стабильность страны для нас важна, как и возможность сделать наш внешний долг меньше. Как временную меру мы приняли этот налог. Хотя без него наш финансовый результат был бы на 20% выше. Да и в целом он сказался на банках не лучшим образом — отрицательный прирост по выдаче кредитов в 2010 г. Хотя он не единственная причина этого. Тем европейским банкам, которые получили государственную поддержку, были предписаны обязательные условия Евросоюзом или правительствами этих стран по ликвидности и достаточности капитала. Из-за этого нескольким банкам пришлось сократить финансирование своих дочерних банков. Первоочередной аспект для ликвидности и размещения капитала — это окупаемость. Глобальные игроки, имеющие дочерние банки чуть ли не в 20 странах, направляли помощь в первую очередь тем «дочкам», которые в ней нуждались в наибольшей степени. В Венгрии кризис не был таким уж глубоким. Группа ОТР в основном поддерживала украинский банк, поскольку на Украине ситуация была существенно сложнее. ВВП упал на 15%, гривна обесценилась на 60%. Клиенты с валютными кредитами сильно пострадали, и украинский ОТП-банк понес убытки. К счастью, ситуация изменилась в 2010 г., и банк снова стал прибыльным.
— Многие иностранные игроки хотели тогда продать бизнес на Украине. Наверняка и вы тоже?
— Осенью 2008 г. у нас возникали такие мысли, но затем мы отказались от этой идеи. И по-прежнему считаем, что это крупный рынок, мы знаем этот рынок и его специфику и не только не хотим уходить, но и хотим увеличить свое присутствие там. Украинский банк — одна из наших стратегических инвестиций на долгие годы вперед, у нас на Украине хорошая клиентская база и превосходный менеджмент. Тут еще играет роль, что мы купили банк у группы «Райффайзен», которая делала особый акцент на том, чтобы привлекать качественных, надежных клиентов. И это дало возможность надлежащим образом справляться с трудными ситуациями. Время показало, что мы приняли правильное решение, ведь на сегодняшний день ситуация стабилизировалась. Я верю, что наш украинский банк станет одним из наиболее прибыльных в группе. Российские инвесторы разделяют эту точку зрения, один из них вышел на нас с предложением приобрести наш украинский банк, но мы его отвергли. Да и вряд ли ему сейчас удастся купить банк на Украине.
— Вас не смущает политический риск страны, где у президента Виктора Януковича две судимости — за ограбление и драку?
— Я об этом не знал, но меня это мало волнует. Налицо позитивные тенденции. Достигнуто соглашение с Международным валютным фондом, экономика растет, ситуация в энергетике стабилизировалась, новые инвесторы приходят на Украину, а население не выходит на демонстрации.
— За счет чего ваш украинский банк стал прибыльным в 2010 г.?
— Остановилось падение кредитного портфеля, и мы снова начали кредитовать, сократили затраты на риски и формирование резервов и получили неплохой процентный доход. К тому же хорошо идет работа с проблемной задолженностью. Не в последнюю очередь благодаря российским инвесторам улучшился финансовый результат у нашего корпоративного бизнеса на Украине. Например, российские инвесторы приобрели одного из наших заемщиков — металлургический завод, и это улучшило качество нашего кредитного портфеля (в прошлом году на Украине было две сделки по продаже металлургических активов: с «Запорожсталью», инвестор не известен до сих пор, и крупнейшей сталелитейной компанией «Индустриальный союз Донбасса», ее приобрел бывший совладелец заводов «Евразхолдинга» Александр Катунин. — «Ведомости»).
— Доля российского банка в прибыли группы ОТП в 2010 г. (девять месяцев) существенно выросла: российский банк обеспечивает 12,7% чистой прибыли и 14,4% чистого процентного дохода группы. За счет чего российский банк сейчас смог увеличить прибыль?
— Из иностранных дочерних банков мы больше всего довольны нашим российским и болгарским банками. Они помогли нам сохранить доходность, у нас не было никаких проблем с их ликвидностью. Прибыльность завязана на росте портфеля, а портфель беззалоговых кредитов вырос в 2010 г. на 61%, при том что расходы выросли всего на 18%. Соотношение затрат к доходам снизилось с 61 до 49%. Это хороший результат для банка, у которого такая разветвленная сеть и активное розничное кредитование. Кредиты, просроченные больше чем на 90 дней, занимают 12,3% портфеля по международным стандартам. В конце прошлого года у российского банка достаточность капитала составляла 17%, к концу 2011 г., по нашим прогнозам, этот показатель достигнет 19,2%. Мы рассчитываем, что доля российского банка в структуре группы будет расти и дальше.
— Около 40% резервов, созданных российским ОТП-банком в 2010 г., связаны с кредитом «Техносиле». Как вы оцениваете ситуацию, которая сложилась вокруг этого заемщика и пула кредиторов?
— Мы продали свои требования, так что у российского банка больше нет требований к «Техносиле».
— Иностранные банки достаточно резко отзывались о работе с крупными российскими заемщиками из-за низкого уровня их платежной дисциплины. Вы тоже говорите о том, что на них не концентрируетесь. Это как-то связано?
— У нас был негативный опыт с крупной российской компанией, но не в России. В принципе, чем крупнее клиент, тем в более подчиненном положении у него находится банк. И некоторые примеры из нашей работы показывают, что это правда. Был такой клиент, на котором мы потеряли больше, чем заработали. Хотя речь шла о крупном заемщике с понятным бизнесом и широкой сетью продаж.
— Инвестиционная привлекательность банковского бизнеса падает. Согласны ли вы с этим?
— Хорошо видно, что становится действительно тяжелее в плане конкуренции: число банков сильно выросло, в то же время под влиянием кризиса ответственные участники работают гораздо осторожнее.
— У вас также есть собственные инвестиции в недвижимость в России. Например, пакет акций в компании «Тригранит». Кстати, каков он? «Тригранит» собирался вместе с Газпромбанком инвестировать в недвижимость 5 млрд евро. Как изменились планы в связи с кризисом? Какой объем был за это время проинвестирован и во что?
— Надо признать, что сегмент недвижимости кризис затронул больше, и там его влияние проявилось сильнее, чем в остальных сферах. И это внесло коррективы и в наши планы. Но «Тригранит» по-прежнему в России работает и даже планирует новые инвестиции. Я не принимаю участия в управлении компанией, моя доля незначительна и составляет порядка 10%.
— Стал ли иностранный инвестор в России более защищенным по сравнению, например, с 90-ми?
— Мы не работали в России в 90-е, и поэтому такого опыта у нас нет. С тех пор как мы вышли на российский рынок, у нас не было проблем. Контролирующие органы здесь весьма требовательны, мы получили ряд предписаний при покупке банка, которые мы полностью выполнили. Мы не считаем, что наши инвестиции в России находятся в опасности. В качестве негативного примера могу только пожаловаться на случай, когда трудно было получить долг обратно. Но это не по вине государства.


Биография Родился в 1953 г. В 1974 г. окончил Колледж финансов и бухучета, в 1980 г. – Университет экономических наук в Будапеште. После этого работал в финансовом управлении и секретариате министерства финансов Венгрии
________________________________________
1983
министр сельского хозяйства и пищевой промышленности Венгрии
________________________________________
1986
ушел в банковский бизнес, возглавив департамент Magyar Hitel Bank
________________________________________
1992
стал президентом крупнейшего в Венгрии банка OTP Bank
________________________________________
$8,6 млн
столько стоит пакет (0,096%) Шандора Чани в OTP Bank
________________________________________

Шандор Чани и Россия
«Многие мои друзья, которые учились в Советском Союзе, возили туда из Венгрии джинсы. По сравнению с тем временем Россия изменилась до неузнаваемости. И если уж мы добрались до своего собственного банка в России, то это уже само по себе большой прогресс, правда? Больше всего мне импонирует, как развиваются крупные города, – может, потому, что большую часть России я не знаю. А развитие бизнес-инфраструктуры все больше благоприятствует ведению бизнеса. Что для меня лично очень важно, так это то, что люди в России сердечные и если уж нашел здесь друга, то это будет настоящий друг, и это значит совсем другое, больше, чем во многих других странах, например в Англии. В России у меня есть друзья во всех областях – банкиры, бизнесмены и даже просто охотники».
________________________________________
OTP Bank
коммерческий банк
активы – 971,5 млрд руб.
капитал – 158 млрд руб.
Чистая прибыль – 5,4 млрд руб.
Основные акционеры: венгерская MOL – 8,7%, Семья Мегдета Рахимкулова – 9,01%, Groupama – 8,43%.
Капитализация – 1,65 трлн форинтов ($9,16 млрд).
________________________________________
Побороть госбанки
«Самая тяжелая конкуренция в России – на рынке ипотеки, где госбанки держат очень низкую ставку, – признается Чани. – Кредитовать на их условиях мы не можем – иначе получим убыток. Пытаемся договориться о финансировании с АИЖК». Это поможет банку получить доступ к источнику, благодаря которому у него будет более конкурентная ставка, уверен он.

Татьяна Воронова

Новости ОТП

Клиентам ОТП Банка станет доступна карта с суперкэшбэком

ОТП Банк анонсировал запуск продукта, который обещает стать одним из самых востребованных на финансовом рынке. С ним клиентам будут доступны все специальные предложения и скидки от платежной системы «Мир». Речь идет о дебетовой карте, главная фишка которой — повышенный кэшбэк. Если вы привыкли к скромным кэшбэкам в размере 1-2%, спешим вас обрадовать: по карте ОТП Банка за отдельные категории товаров кэшбэк начисляется в размере 5%. Так, потратив, например, 20 тыс. рублей, клиент получит назад 1 тыс. рублей. Что важно: кэшбэк начисляется не баллами, а рублями, и вы можете тратить их куда хотите и на что хотите сразу после начисления. На сегодняшний день такой кэшбэк — один из лучших, предлагаемых российскими кредитными организациями. Отметим, что категории товаров, за которые начисляется повышенный кэшбэк, меняются ежемесячно. Так, до 31 июля 2020 года 5%-й кэшбэк владельцы карты получают при оплате одежды и обуви. За все остальные покупки банк будет перечислять не менее 1%. Но и это — не все. Карта также позволит владельцу иметь пассивный доход. Речь идет о начислении 4% на остаток по карте. Максимальная сумма, на которую начисляется процент, составляет 300 тыс. рублей. К примеру, если на карте у вас лежит эта сумма, вы получите к ней 12 тыс. рублей в течение года. Примечательно, что процент положен вам даже при отсутствии движения денег по карте. Другие преимущества новой карты заключаются в ее доступности и универсальности. Оформить карту можно бесплатно, а кроме того, ее владелец получает право снимать наличные в банкоматах других банков без комиссии. Мы позаботились о здоровье и безопасности наших клиентов: чтобы оформить дебетовую карту, приходить в офис не нужно, курьер доставит ее на дом. Для этого оставьте заявку на странице https://cards.otpbank.ru/debit/simple/ Пополняется карта тоже без посещения отделения — через мобильное приложение и интернет-банк. Кстати, если пользоваться картой активно и тратить больше 1000 рублей в месяц или сохранять на остатке более 3000 рублей, плата за обслуживание начисляться не будет.

Розыгрыш от «Золотой рыбки»: участвуйте и станьте миллионером!

Розыгрыш от «Золотой рыбки»: участвуйте и станьте миллионером! «Золотая рыбка» может сделать клиентов «ОТП Банка» миллионерами! Шанс выиграть приз есть у каждого. Как участвовать? Зарегистрируйтесь в программе лояльности «Золотая Рыбка». Получайте «золотые рыбки» (одна «рыбка» начисляется за каждые 500 рублей, потраченные по кредитной карте, или за каждый своевременно внесенный платеж по кредиту). Розыгрыш состоится, как только соберется сумма в 1 млн рублей. Все старые розыгрыши и гарантированные призы сохранены! Не хотите ждать, когда накопится фиш-пот? Участвуйте в полюбившихся регулярных розыгрышах и получите сертификат на 3 тыс. рублей, 15 тыс. рублей либо главный приз — 250 тыс. рублей! Важно: розыгрыши доступны для участников программы лояльности «Золотая рыбка», зарегистрированных на сайте rybka.otpbank.ru или в мобильном приложении «Фишки ОТП» (otpbank.ru/fish).

Рейтинговое агентство «Эксперт РА» подтвердило рейтинг кредитоспособности ОТП Банка на уровне ruА со стабильным прогнозом.

Агентство отмечает сильные конкурентные позиции Банка в сегменте беззалогового кредитовании физических лиц. Банк также занимает 7-е место среди российских банков по объему портфеля кредитных карт. В то же время стратегия банка подразумевает дальнейшую диверсификацию бизнеса за счет развития кредитования МСБ и автокредитования, дальнейшее совершенствование уровня диджитализации клиентских сервисов, а также запуск в 2019 году agile-трансформации, которая позволит усовершенствовать внутренние процессы банка и повысить эффективность деятельности. Отдельно рейтинговое агентство отмечает высокое качество корпоративного управления, базирующееся на опыте международной банковской группы. Агентство подчеркивает высокую значимость ОТП Банка для материнской структуры, OTP Bank Plc.: по итогам 2019 года по МСФО доля банка в активах Группы составляла порядка 5%, при этом на банк приходилось свыше 6% кредитного портфеля группы и около 7% чистой прибыли. Банк обладает значительным запасом ликвидности, а также, в случае любой кризисной ситуации на рынке, может использовать доступ к значительному пулу свободной ликвидности материнской компании. В качестве позитивных факторов агентство отмечает невысокую стоимость фондирования банка (4,7% за 1 квартал 2020 года), а также высокую оборачиваемость кредитного портфеля (в среднем 11% в месяц за период с мая 2019 по май 2020), что позволяет быстро аккумулировать ликвидность в случае необходимости. Показатели достаточности капитала банка находятся на высоком уровне: показатель Н1.0 по состоянию на 01 мая 2020 года составлял 13,9%, показатели Н1.1 и Н1.2 – 11,5%. По мнению агентства, несмотря на ожидающееся снижение потребительского спроса вследствие снижения доходов населения, банку удастся сохранить конкурентные позиции в ключевых сегментах его присутствия.

Контакты для СМИ