Отделения и банкоматы 0707
Для абонентов Билайн, Мегафон, МТС, Теле2
Бесплатный звонок
с мобильных
8-800-100-55-55
Свяжитесь с нами
Интернет-банк
Калининград Отделения и банкоматы

Пресса о нас

29.08.2011

Эпиграф: Алексей Коровин: "Я верю в будущее региональных банков"

ОТП Банк (Россия) (входит в международную финансовую Группу ОТП (OTP Group) занимает ведущие позиции в сегменте потребительского кредитования в регионе, показывает стабильный рост прибыли и рыночной доли. О своем видении регионального банковского рынка, о ключевых направлениях развития банка в Сибири рассказывает Президент, Председатель Правления ОТП Банка Алексей Коровин.

– Новосибирская банковская система вследствие почти полной замены на местном рынке региональных кредитных учреждений филиалами федеральных и иностранных банков меняется. Тренд продолжится?

– Тенденция отмечена правильно. Если сравнивать с 2008 годом, количество региональных игроков уменьшилось на 5%. Изменение серьезное, но я бы посмотрел на него с точки зрения клиента. Что он приобретает, когда начинает обслуживаться в более крупной финансовой системе? Он приобретает две вещи: сервисные возможности более крупного игрока – банк всегда приносит в тот или иной регион новые технологии и значительно больший капитал, для ряда региональных игроков кредитовать крупные предприятия сложно и зачастую неподъемно, крупным игрокам это сделать проще.

С другой стороны, у местных банков всегда есть изюминка – знание местного рынка. Если федеральный игрок умеет приспособиться под местные реалии, если он поймет, чем отличается «сибирский» клиент от «южного», то он будет иметь успех. Если же он не сумеет этого сделать, то местные игроки постепенно восстановят свои позиции.

– ОТП в Новосибирск пришел тихо. Громкой рекламной кампании не было. Какова региональная политика банка: покупка местных банков, открытие собственных филиалов или нечто иное?

– Спасибо за вопрос. Бизнес любит тишину. Для нас самое важное – удовлетворенность клиента. Это не обязательно должно выражаться бурными эмоциями. Радость может быть тиха и скромна. С другой стороны, о себе надо заявлять. В любом крупном сетевом магазине можно увидеть нашего агента, который предложит кредит или кредитную карту. В Сибири мы представлены в 9000 торговых точек. Самое главное для нас в регионе – количество клиентов, рыночная доля и территориальный охват.

Сейчас банк придерживается четкого курса на органический рост. Из Новосибирска мы управляем двумя территориальными управлениями – Сибирью-1 (8 офисов в Новосибирске, Новокузнецке, Барнауле, Томске, Красноярске) и Сибирью-2 (6 офисов в Иркутске, Чите, Улан-Удэ). Все приобретения, который сделал банк в регионе, с нашей точки зрения, успешны. Они позволили нам получить одно из ведущих мест на рынке Сибири. Я говорю об омском Омскпромстройбанке. Сегодня банк представлен во всех федеральных округах. Единственный ФО, где мы не представлены классической розницей, – Дальний Восток. Мы туда пойдем позже, будем открывать точки продаж самостоятельно, приобретать никого из игроков не планируем. Этап покупок для банка остался в прошлом. Настоящее и будущее – это органический рост.

– Каково будущее местного банковского сообщества, ждут ли региональные рынки дальнейшие слияния, поглощения и укрупнения кредитных организаций.

– Честно говоря, я очень верю в будущее региональных банков. Если региональный игрок сумеет обеспечить достаточный уровень капитала и при этом сохранить хорошую прибыльность и оптимальную эффективность затрат, то, мне кажется, у него будут перспективы не менее отрадные и позитивные, чем у федеральных игроков.

Я думаю, что в будущем хорошие крепкие региональные банки сумеют стать достаточно серьезными как нишевыми игроками, так и игроками на уровне одного-нескольких федеральных округов. Существует потребность в таких игроках на региональном уровне. Клиенту важно разнообразие. Важна конкуренция.

А вот маленькие банки будут вынуждены или переориентироваться в небанковские
финансовые организации, или влиться в более крупные организации. Это не исключает появления достаточно крупных региональных игроков с невысоким уровнем собственных операционных затрат. Если они сумеют предложить более дешевые услуги, то сумеют увеличить и свою рыночную долю.

Нас как федерального игрока ждет достаточно жесткая конкуренция с региональными игроками. Дело в том, что на финансовом рынке в целом на фоне снижения банковской маржи главным становится вопрос об эффективности. Актуален он и для нашего банка. Поэтому мы планируем перемещение ряда подразделений банка из Москвы в другие регионы, и, в частности, в Омск. Это подразделения, отвечающие на звонки клиентов, работающие с клиентской с задолженностью и бухгалтерия.

– Расскажите о банкоматных союзах. Выгодны ли, нужны ли они клиентам и банкам?

– С точки зрения клиента, важно получить наличные деньги в банкомате с минимальной комиссией или бесплатно и недалеко от дома. Для банков важно обеспечить клиенту достойный сервис и минимизировать величину операционных затрат.

К примеру, в аэропорту можно увидеть ряд из десятка банкоматов разных банков. Выглядит это странно и неэффективно. Наращивание собственной банкоматной системы не стимулирует развитие: банки несут затраты, клиенты ничего дополнительного не приобретают. Это путь тупиковый.

Банкоматный союз позволит банкам прийти к более гармоничной модели. То есть общее число банкоматов будет расти за счет небрендированных устройств, которые будут обслуживать клиентов банкоматного союза. Банковский мир будет вынужден прийти к такой модели. Банки почувствуют, что приобретать и содержать в одиночку обширную банкоматную сеть очень дорого.

– Каким будет будущее банков: останутся ли обычные офисы, или все услуги уйдут в интернет? Когда это может случиться?

– Уровень проникновения интернета в регионах увеличивается буквально в геометрической прогрессии. Поэтому банки будут предлагать клиентам, которым комфортно работать дистанционно, все больше и больше интернет-решений. Однако для этой части клиентов, по-прежнему, будет важным живое непосредственное общение. В этих условиях банкам необходимо найти грамотный баланс – классические каналы финансового обслуживания в виде отделений с операционистами и дополнить их интернет-технологиями. В любом случае, мне кажется, первый контакт с банком должен быть офф-лайн, а ежедневное общение уже может быть переведено в режим он-лайн.

Дело даже не в уровне компьютерной или финансовой грамотности. Она у нас растет. Для нас важны традиции. У нас принято ходить на работу в общий офис, знать друг друга в лицо. А в Скандинавии люди могут работать вместе и не быть знакомыми, так как у каждого из них офис дома. Поэтому и банковская система у нас такая же: все рассчитано на общение. Поэтому, я думаю, Россия никогда не будет Швецией.

– Какие продукты важны для банка сейчас? На что будет переключено внимание клиентов в дальнейшем?

– Текущие приоритеты банка – это потребительское кредитование в торговых точках, кредитные карты и кредит наличными. В нашем банке эти три продукта связаны в единую технологическую карту. К примеру, человек сначала берет кредит на пылесос, через некоторое время, если кредит хорошо обслуживается, клиент получает кредитную карту, погасив определенное число платежей по карте, можно взять кредит наличными.

Ипотека, автокредитование, работа с малым и средним бизнесом – это для нас не в приоритете. Эти продукты мы сможем развивать по мере того, как будут выполняться задачи, поставленные в первом эшелоне, и появится достаточное фондирование для таких долгосрочных продуктов.

Населению нужна доступная ипотека. Чтобы предложить такой продукт, банки должны располагать соответствующим фондированием. К примеру, мы выпустили облигации на 8 млрд руб. сроком на 3 года. Уже здесь виден разрыв: мы фондируемся на три года, а ипотечные займы нужно выдавать на гораздо более долгий срок – 25–30 лет. Конечно, рынок вырабатывает определенные механизмы: можно кредитовать ипотеку через механизм секьюритизации. Однако доступные ипотечные продукты будут развиваться тогда, когда у банков появится долгосрочное фондирование.

Рынок долгосрочного фондирования во многом формирует государство, пенсионные фонды и страховые компании. Стране нужна пенсионная реформа, которая поможет средства пенсионных накоплений использовать в качестве механизма долгосрочного финансирования, в том числе и ипотеки. При этом банкам нужна рублевая ликвидность, которая поможет кредитовать и покупку автомобиля, и приобретение жилья.

Поэтому мы пока ждем восстановления рынка ипотеки и осторожно тестируем этот продукт в тех городах, где у нас есть классическая розница. Ипотека может стать для нас магистральным продуктом не ранее чем через год-полтора.

– Несколько личных вопросов. Есть ли у банкира время на отдых, на отпуск, или банковский бизнес все еще требует неусыпного внимания руководителя? Где, по-вашему, действительно можно отдохнуть от бизнеса?

– На самом деле, все стандартно. Для любого руководителя отдушиной является семья. У меня большая семья – четверо детей. Это коллектив большой, веселый и находчивый, требует постоянного внимания – и иной раз даже большего внимания, чем банковский бизнес.

Второе – это спорт. У нас семейный вид спорта – теннис. Играют все дети. Играют мои коллеги. Это позволяет поддерживать деловые отношения и иной раз решать важные вопросы. Это очень хороший вид спорта. Всесезонный. Мобилизующий. И он очень похож на бизнес. Необходимо фокусироваться на каждом ударе, необходимо бежать за каждым мячом. Небольшая расфокусировка, небольшое промедление – и вот сначала проигрываешь очко, потом сет… и весь матч. Теннис позволяет немного по-другому, с иной точки зрения посмотреть и на работу в том числе.

– Вы давно работаете в финансовой сфере? Не хотелось бы сменить вид деятельности, или в этой сфере еще много нерешенных и интересных задач?

– Я работаю в банке уже почти 19 лет. Что касается изменений, то на определенном этапе, когда долго руководишь организацией, самым главным становится не то, с чем работаешь – финансы, производство, а люди, с которыми ты работаешь. Нужно правильно подбирать людей, нужно правильно ставить им задачи, нужно правильно их мотивировать. Нужно искать формы взаимодействия. Любая работа руководителя в любой сфере – это, прежде всего, работа с людьми. От работы с людьми устать невозможно.

– Если бы была возможность выбора, чем еще, кроме финансов, Вы бы хотели заниматься?

– Мне очень нравится моя работа. Потому что мне всегда казалось, что человек, работающий в банке, работает с деньгами. На деле это иллюзия. Мы работаем с людьми. Мы работаем с клиентами, с сотрудниками, с обществом. Я вижу колоссальный интерес для себя в этой работе. И, на мой взгляд, банковское дело позволяет реализовать эту потребность – общаться.

– Ваша деятельность связана с деньгами. Какова их роль для Вас? Вы испытываете к ним интерес как к инструменту профессии, или это средство приумножения богатства, накопления на «черный день», возможность удовлетворить желания, хобби и прочее?

– Деньги – некий вторичный инструмент реализации тех или иных планов. Если деньги становятся самоцелью, то это глубокий духовный и душевный крах любого человека. Деньги должны быть неким атрибутом успеха. Но когда они становятся мерилом успеха, то это определенный риск. Деньги – определенный эквивалент отношений в торговле, но между людьми должны существовать отношения, минимально зависящие от денег.

– Какие банковские инструменты Вы сами используете, и почему?

– Каждый день я пользуюсь кредитной карточкой. У меня их несколько – и в валюте, и в рублях. Далее – это счета и депозиты с различными условиями, сроками и возможностями. До недавнего времени у меня был ипотечный кредит. Это было правильное решение, потому что помогает человеку жить сейчас и здесь, не откладывать, так скажем, исполнение желаний на будущее, если есть возможность исполнить их сейчас. Все это продукты нашего банка.

Подготовила Ольга Еренкова


Возврат к списку