Отделения и банкоматы 0707
Для абонентов Билайн, Мегафон, МТС, Теле2
Бесплатный звонок
с мобильных
8-800-100-55-55
Свяжитесь с нами
Интернет-банк
Петропавловск-Камчатский Отделения и банкоматы

Пресса о нас

28.04.2011

Биржа НН: В 2011 году рынок банковских услуг вырастет на 20%

Финансовое состояние населения улучшилось, но не все сегменты показывают высокий рост. К примеру, интерес к кредитованию малого бизнеса у банков, возможно, появится в 2012 году, когда состояние экономики вернется к докризисному, считает Президент и Председатель правления ОТП Банка Алексей Коровин.
— С середины прошлого года у нас наблюдается устойчивый рост ВВП, так что можно сказать, что из кризиса как такового мы уже вышли. Естественно, это сказалось на банковском секторе — спрос вырос. Так, например, наш банк выдал в прошлом году на 57% больше потребительских кредитов, чем в 2009-м. В общем же по банковской системе рост составил 30—35%.

— В 2009—2010 гг. говорили, что клиенты стали осторожнее, кредиты берут крайне неохотно. Сейчас эти последствия кризиса прошли?

— Я бы сказал, что снизился спрос на предметы роскоши. Сейчас мы почти не видим таких случаев, когда клиент, снимающий квартиру, брал себе кредит на два айфона. До кризиса такие заявки мы получали. Пожалуй, можно сказать, что сейчас заемщики более ответственно относятся к кредитованию, и поэтому вырос спрос на товары долговременного использования: холодильники, стиральные машины, пластиковые окна. Необходимо также отметить, что, несмотря на то, что безработица во многих регионах в кризис возросла, правительство и владельцы бизнеса довольно быстро предприняли необходимые меры. Предприятия переходили на новый вид продукции, государство создавало новые рабочие места. Это позволяет людям с уверенностью смотреть в будущее, рассчитывать на то, что даже в сложной ситуации они смогут остаться на плаву. Поэтому сейчас люди не опасаются брать длинные кредиты.

— Как обстоит ситуация с корпоративным бизнесом?

— В корпоративном секторе все не так просто — здесь наблюдается сильное расслоение. С одной стороны, существует рынок крупных заемщиков, за которыми банки, можно сказать, охотятся. Для таких компаний снижаются ставки и изменяются условия. Здесь клиент выбирает банк.

По другую сторону баррикад находится малый и средний бизнес, который пока еще не полностью перестроился по отношению к новым экономическим реалиям, поэтому этот сегмент переживает не лучшие свои времена. Во-первых, сейчас не так много банков работают с МСБ, да и предложения для таких компаний не столь привлекательны — сейчас довольно сложно получить кредит под товары в обороте, требуется твердый залог. Я думаю, что работа с малым бизнесом — это вопрос будущего, скорее всего, следующего года. Тогда у банков вернутся аппетиты к кредитованию этого сектора, и вновь будут условия, приближенные к докризисным.

— Раз уж заговорили о малом бизнесе и новой реальности — скажите, нет ли у банка негативных ожиданий из-за того, что в этом году повысилась налоговая нагрузка на бизнес?

— Мы видим очень большую дискуссию, в том числе и на уровне Министерства финансов РФ, и в правительстве и насчет справедливости введения таких налогов, и по поводу последствий для бизнеса. Пока рано оценивать результаты. Но, безусловно, нагрузка стала выше, и предприятиям стало сложнее работать.

— Какие отличия российского банковского бизнеса от европейского Вы бы выделили?

— Я бы, пожалуй, выделил интернет-банкинг. У нас сейчас им пользуется примерно 27—29% населения. По ряду стран Европы этот показатель составляет 50, 60 и даже 70%. С другой стороны, перспективы у этого направления весьма хорошие. Россияне все более активно пользуются Интернетом. Так, наша страна уже вышла на первое место в мире по пользованию социальными сетями. К тому же, как показывает практика, в нашей стране некоторые новинки приживаются очень быстро. Можно вспомнить ситуацию с кредитными карточками — Россия сразу перешла к “пластику”, миновав этап чеков, которые до сих пор в ходу в Америке и Великобритании.

Еще одно существенное, на мой взгляд, отличие — это отсутствие длинных пассивов у банков. Это накладывает определенный отпечаток на рынок. В частности, наша ипотека. Если брать общий объем розничного кредитования, то в России на долю ипотеки приходится около 20%, тогда как в некоторых развитых странах доходит до 80% — рынок с огромным потенциалом. Но для этого у банков должны появиться долгосрочные деньги — средства пенсионных фондов, страховых компаний, с рынков капитала.

— А как насчет комиссионных доходов? Многие говорят, что на Западе они составляют 50-60% от общих, и нашим банкам неплохо было бы работать так же.

— Тут необходимо учитывать специфику использования тех или иных банковских продуктов россиянами. В Европе основой банковского бизнеса является текущий счет, который открывается едва ли не с самого рождения. И этим счетом человек пользуется на протяжении всей своей жизни. В России все иначе. У нас первое знакомство с банком происходит либо в магазине, где человек берет кредит на чайник или стиральную машину, либо с зарплатной карты. На этом нередко оно и заканчивается. Также наши граждане неохотно пользуются денежными переводами, что, честно говоря, удивительно, учитывая протяженность нашей территории. Так, по данным систем денежных переводов, доля внутренних платежей составляет всего 15—20%, все остальное — заграничные переводы (из России в другую страну).

Сами видите, в нашей стране пока еще очень невысок объем безналичных платежей. Как только он будет расти, будет расти и комиссионный бизнес. То, как быстро это произойдет, будет зависеть от ряда факторов. Я бы в первую выделил субъективный — то есть все будет зависеть от того, сколько клиент будет готов платить за свое удобство. Что выберет — из дома через Интернет перевести 600 рублей на оплату секции сына и заплатить комиссию 10 рублей, или он дойдет до спортзала и отдаст тренеру эти деньги из рук в руки. Но есть и объективные причины. Например, банкам интересно, чтобы клиенты совершали покупки с помощью пластиковых карт, так как с каждой транзакции банк получает с торговой точки небольшую комиссию. Но для того, чтобы люди расплачивались “пластиком”, прежде всего в магазинах должны принимать карты к оплате. Нужна инфраструктура, которая пока не очень развита в нашей стране. Поэтому рынок пока растет не очень большими темпами. В этом году рынок комиссионных продуктов, по нашим оценкам, вырастет на 10—15%, не более.

— Во сколько Вы оцениваете этот промежуток?

— Нашему материнскому банку — 60 лет, а большинство российских банков появились 15—20 лет назад. Сравните сроки. Можно привести пример и из российской практики. Возьмем наш омский филиал. Он был образован как Омская контора Стройбанка еще в 1932 году. Там некоторые сотрудники работают по 30—40 лет. В этом филиале у нас комиссионные доходы превышают средний уровень по банку раза в полтора. Филиалу играет на руку традиция расчетов через определенную площадку. Вообще комиссионный бизнес — это время, это постоянное нахождение банка рядом, это стабильность жизни. Как только возникает скрещение этих величин, то комиссионный бизнес начинает расти. Хотя это и не означает увеличение комиссионных доходов — этот показатель диктует рынок.

— Как Вы считаете, что ожидает банковский сектор в 2011 году?

— Опираясь на оценку экспертов, в частности, Frank Research Group, мы в целом полагаем, что весь рынок вырастет на 18—20% и составит до 5 трлн рублей. Предполагаем, наибольший рост покажет сектор кредитов наличными — более 20%, что неудивительно, если учесть, что на этот сегмент приходится 40—45% всего розничного бизнеса банков. 12—13% прибавит потребительское кредитование в торговых точках, порядка 10—12% — автокредитование. Так что на 2011 год мы смотрим с оптимизмом, во всяком случае, результаты первого квартала оправдывают наши ожидания.

Александра Елина, Биржа НН


Возврат к списку