Отделения и банкоматы 0707
Для абонентов Билайн, Мегафон, МТС, Теле2
Бесплатный звонок
с мобильных
8-800-100-55-55
Свяжитесь с нами
Интернет-банк
Калининград Отделения и банкоматы

Пресса о нас

24.11.2010

Маркер: Мы выиграли от разрыва с „Эльдорадо“

С момента покупки Инвестсбербанка стратегическим направлением венгерского ОТП Банка в России была розница. По оценке Frank Research Group, ОТП занимает 2-е место среди российских операторов экспресс-кредитования, а по остальным розничным направлениям входит в десятку. Однако летом этого года у респектабельной венгерской структуры в России начались неприятности. Крупнейшая сеть бытовой техники и электроники «Эльдорадо» исключила ОТП из числа своих партнеров, а ее разорившийся конкурент «Техносила» никак не отдаст банку $47,9 млн. Как сказалась на банке потеря крупнейшего клиента, как заставить покупателя чайника взять ипотечный кредит и почему экспресс-кредитование не будет быстро развиваться, в интервью «Маркеру» рассказал президент, председатель правления ОТП Банка Алексей Коровин.

— ОТП — один из лидеров в сфере POS-кредитования. экспресс-кредитование в розничных сетях Где еще вы планируете занять ведущие позиции?
— Для начала я объясню, чего мы в принципе хотим. Для нас стратегически важно стать для клиента домашним банком, нарастить кросс-продажи, то есть добиться того, чтобы потребитель приобретал у нас весь комплекс продуктов. Сперва он берет у нас POS-кредит (скажем, на чайник), затем получает кредитную карту, потом — кредит наличными, и в итоге — ипотеку.

— За какой срок вы рассчитываете выстроить вашу кредитную цепочку?
— От кредита на чайник до кредита наличными должно пройти 9–12 месяцев, от кредита на чайник до ипотеки — 2–3 года. У нас уже 1,5 млн постоянных клиентов — тех, кто обращается в наш банк не реже раза в месяц. Мы хотим удвоить это количество в течение ближайших двух лет.

— Какие сферы бизнеса вы еще намерены активно развивать?
— Кредитование наличными. Мы за год увеличили наши выдачи в пять раз, начав с 200 млн руб. в месяц, и в ноябре перевалим за 1 млрд руб. В следующем году мы планируем удвоить наши ежемесячные выдачи.

— А ипотека?
— Чтобы активно развивать ипотеку в России, нужны длинные рубли. Должна быть возможность занять деньги в местной валюте на 10–15 лет. Сейчас таких источников, которыми могут выступать и государство, и рынки капитала, нет.

— А автокредит? Вы вообще его не упоминали.
— Мы сейчас неплохо выдаем автокредиты. Но стратегически автокредитование — бизнес скорее не банка, а самих автопроизводителей. По большому счету, это война между крупными производителями автомобилей, в которой участвовать не хочется. Постепенно автокредитование станет инструментом продаж самих автоконцернов.

— ОТП позиционируется как универсальный банк. Но слышно только о его рознице.
— В течение полутора лет мы усилим кредитование МСБ и private banking, а к концу года запустим казначейство. Казначейская команда уже работает над привлечением в марте 2011 г. облигационного займа. До сих пор мы еще не работали с такими инструментами.

— Параметры уже известны?
− Предположительно порядка 2–2,5 млрд руб.

— В какую сумму вы оцениваете емкость российского рынка POS-кредитования?
— 99 млрд руб. на середину года. К концу декабря эта цифра, скорее всего, увеличится на 10–12%. Этот рынок не может быстро расти, так как его основу составляет портфель очень коротких кредитов, который за год полностью обновляется. Вероятно, в ближайшие 2–3 года рынок POS-кредитования останется в этих рамках, увеличиваясь вслед за инфляцией или незначительно ее опережая.

— Каковы ваши оценки рынка кредитных карт?
— Объем — около 250 млрд руб. Нашу долю мы оцениваем на нем в 5,5–6%. И вот этот рынок будет удваиваться и утраиваться. Полагаю, триллион мы очень скоро увидим.

— Недавно вам пришлось прекратить сотрудничество с «Эльдорадо». По сути, вас выгнали оттуда конкуренты. Оцените, пожалуйста, ваши потери. Ведь «Эльдорадо» обеспечивает более 12% от выдачи всех POS-кредитов в России.
— Безусловно, сотрудничество мы приостановили. Я не исключаю, что мы вернемся, если параметры сотрудничества будут интересны обеим сторонам, но пока мы не видим в этом целесообразности. Мы ушли из «Эльдорадо» в конце августа, и все агенты были в тот же день релокированы в другие точки. В результате сентябрьские продажи у нас оказались на 5% выше августовских, хотя традиционно бывает наоборот.

— Вы хотите сказать, что ничего не потеряли из-за разрыва с «Эльдорадо»?
— Даже выиграли. Мы переместились в небольшие, но крепкие региональные сети.

— Сколько вы платите сети, чтобы войти туда?
— Отношения банка и сети — интимное дело.

— ОТП Банк взыскал через суд с пяти структур ГК СВ (сеть «Техносила) $47,9 млн и заложенное имущество. Вы уже получили эти средства на свой баланс?
— Пока нет. Судимся.

— С внешними коллекторами вы работаете?
— У нас система структурирована так, что на первых этапах просрочки, до 30 дней, мы информируем должников о просрочке через наш контакт-центр. Затем подключается наш soft-collection, далее — наши «полевые» коллекторы в регионах, и на 150-й день мы передаем долг коллекторским агентствам. С нами одновременно работает 5–6 агентств на конкурсной основе. Каждые несколько месяцев из числа наших партнеров выбывает наименее эффективное агентство и на его место приглашается новое.

— Для имиджа иностранного банка не всегда хороши методы, которые используют в работе с должниками внешние коллекторы. Значит, жалоб не избежать?
— По каждой жалобе, которая касается коллекторов, мы проводим четкое служебное расследование. Вместе с агентством изучаем ситуацию. Поскольку разговоры записываются, мы можем восстановить всю картину происшедшего. Нам важно, чтобы с клиентом работали максимально корректно. Но с другой стороны, нам также важна эффективность.

— Какой недостаток вашего банка вы считаете главным?
— Что ни говори, мы розничный банк, и такие направления, как корпоративное кредитование, казначейство все-таки приживаются с трудом. Мы отдаем себе отчет, что хотим быть лидерами в POS-кредитовании и карточном бизнесе, сильным нишевым игроком в корпоративном. Но невозможно развивать все направления с одинаковой скоростью. Главное — четко формулировать цели и не обещать себе проглотить Луну.

— Скоро Новый год. Какое событие на финансовом рынке России, происшедшее в этом году, вы бы посчитали главным, принципиально важным для системы?
— Во-первых, во II квартале наконец-то на 4% увеличился розничный кредитный портфель. Это уже не точка преодоления кризиса, а точка выхода в новую реальность. Во-вторых, появление омбудсмена. Шесть совершенно разных банков объединились вокруг одной идеи без чьего-либо принуждения, кнута со стороны государства. Это абсолютно добровольное объединение, и его появление говорит о том, что банки готовы системно решать проблемы отрасли.

— То есть взаимоотношение с потребителями — это серьезная проблема отрасли?
— Безусловно. Это ключевой вопрос.

— Кого из нынешних функционеров финансового рынка России вы бы могли назвать звездой? На какой банк вы равняетесь?
— Я очень внимательно слежу за происходящем в Сбербанке, за тем, что делает команда Германа Грефа. И за другим банком, сумевшим гармонично примирить розничное и корпоративное направления, — «Альфой».

Юлия Полякова
Интервью Президента ОТП Банка


Возврат к списку