Отделения и банкоматы 0707
Для абонентов Билайн, Мегафон, МТС, Теле2
Бесплатный звонок
с мобильных
8-800-100-55-55
Свяжитесь с нами
Интернет-банк
Калининград Отделения и банкоматы

Пресса о нас

13.10.2006

Утро.Ру: «Россия покорно финансирует Америку»

Сегодня мы представляем вниманию читателей интервью с президентом ACI Russia, начальником отдела финансовых институтов ИНВЕСТСБЕРБАНКА Игорем Суздальцевым.

«Yтро»: Игорь, в своих выступлениях вы говорите о том, что Россия является кредитором всего мира. Почему?

Игорь Суздальцев: Начну с примера: каждый из нас получает зарплату и приносит домой. Мы не отдаем ее соседям, а кормим собственных детей, покупаем себе необходимые вещи. Соседям занимаем не всем и немного. Это обычный здравый смысл. Что мы наблюдаем в случае с раздутым валютным резервом? Полное отсутствие здравого смысла: страна зарабатывает деньги и отдает в кредит чужим людям. Сейчас международные резервные активы России составляют $259 млрд, значительная часть которых хранится на счетах в зарубежных банках.

И понятно, что они там не лежат просто так, они работают на чужую экономику. При этом в самой России экономика тормозится из-за того, что нет денег в обороте. Да, в коммерческих банках они есть, но банки считают, что риски высоки и залоги недостаточны, и просто не хотят давать эти деньги, боясь их потерять, что в принципе обоснованно. В такой ситуации именно государство должно начать финансировать экономику, и самый простой способ — перестать кредитовать весь мир, вернуть деньги резерва в Россию путем инвестиций в национальные проекты либо путем импорта современных заводов «под ключ».

«Y»: Но ведь существуют достаточно четкие и весьма жесткие требования относительно того, как и в каком количестве должны храниться резервы государства. Это валюты, бонды и прочие активы. Цель резервов, в первую очередь, — это поддержание стабильности валюты, а не инвестиции.

И.С.: Здесь я не соглашусь. Каждое государство само определяет структуру валютного резерва, который состоит из нескольких категорий, одной из которых является обеспечение деятельности государства за границей. Из этих денег финансируются международные проекты, официальные представительства страны, в частности, выплачивается зарплата работникам посольств, и т.д. Например, у США на эти цели зарезервировано средств на сумму $17 млрд, у Японии — $7 млрд, у нас же на эти затраты выделено всего $401 миллион.

Но есть три категории валютного резерва, которые я назвал бы «внешнекредитными», т.к., по сути, они являются кредитами России другим государствам. Это такие активы: наличная валюта и депозиты в банках, имеющих головное отделение за пределами данной страны, зарубежные ценные бумаги и средства в форме обратных РЕПО (по сути, кредит под залог зарубежных ценных бумаг). Так вот, на счета в зарубежных коммерческих банках, по состоянию на сентябрь 2006 г., Россия положила $98 млрд, а США — ноль долларов. Зачем мы отдаем зарубежным банкам такие деньги, если российские банки могут взять их и перераспределить среди своих клиентов? И наши деньги будут поднимать российскую экономику, а не зарубежную.

Вторая «внешнекредитная» категория — ценные бумаги. У нас в резерве зарубежных ценных бумаг на $83 млрд, у США — на $22 миллиарда. Разница почти в четыре раза. Если лидер мало кредитует мировую экономику, зачем мы, бедные, так много ее кредитуем? Хотите вкладываться в ценные бумаги — поддержите свой фондовый рынок, а не зарубежный. Точно такая же ситуация и с третьей категорией резерва — выплаты по сделкам обратных РЕПО: у нас их на $69 млрд, а у США — опять 0 долларов.

Таким образом, по этим трем позициям мы отдали за рубеж $251 млрд, т.е., в 11 раз больше, чем США ($22 млрд), и удивляемся, почему мы настолько беднее американцев. А чему удивляться с такой структурой резерва?

В этой связи часто приводят в пример Японию, которая из $878 млрд резерва вложила в зарубежные ценные бумаги, в основном американские, $735 млрд, или 83% резерва. Давайте сразу определимся: в 1945 г. Япония проиграла Вторую мировую войну и стала американской колонией. Финансовая сторона вопроса была решена в апреле 1949 г., когда генерал Макартур установил курс японской национальной валюты на уровне 360 йен за доллар. Это было демонстративно-унизительно, т. к. до войны, в 1939 г., за доллар давали всего 4 йены. Затем были подписаны унизительные мирный договор и договор о безопасности (1951), Административное соглашение (1952), по которым США получили право размещать военные базы на территории Японии, а американские военнослужащие неподсудны перед японским судом. Все эти положения действуют и сегодня, хотя в несколько смягченной форме. Это объясняет, почему 83% сформированного резерва Япония отдает американцам через инструменты фондового рынка — потому что она по-прежнему зависима от США. А мы-то, независимое государство, не имеющее американских военных баз на своей территории, зачем финансируем Запад своими деньгами? Для стабильности? Уверен, при нынешних огромных объемах финансовых рынков суммы $251 млрд хватит ненадолго. Более того, продать резервные активы для спасения рублевого пространства — это тоже процедура, она может занять день, два, три. Так что, на самом деле, резерва хватит совсем ненадолго. Речь идет о днях, если не о часах. То есть, такой объем резервов вообще ни на что не повлияет. И, если здраво рассуждать, это вообще не спасение. Спасение от дефолта и кризиса — мощная экономика и сытые люди, а не валюта чужого государства, тем более — страны вероятного противника.

Вот в этом у меня есть моральная претензия к нашей политической элите, когда оправдывают и, более того, пропагандируют слабый рубль. Ни один руководитель независимого государства никогда не поддержит идею слабой национальной валюты. Покажите мне хоть одно выступление Буша, в котором он поддерживал бы слабый доллар. Я такого не слышал, зато могу привести десятки примеров, когда он говорил, что доллар должен быть и будет сильной валютой. Когда доллар падает, власти США вынужденно говорят, что в этом тоже есть что-то хорошее, но никогда не пропагандируют его падения. И нам не стоит этого делать.

«Y»: Вы говорите о том, что ни одна страна не пойдет на понижение собственной валюты. Но возьмем, к примеру, уже упомянутую вами Японию. На протяжении долгих лет она собственными руками старательно понижала курс йены. И это была ее совершенно открытая официальная позиция.

И.С.: Вот именно, я как раз говорил, что ни одна независимая страна так не делает. Япония же прямо зависит от руководства США. Мы же под каким дулом находимся, что сами себе пропагандируем слабый рубль? В мировой экономике есть простой принцип: хочешь убить страну — убей валюту. Чем быстрее и ниже падает валюта, тем больше неприятностей у государства. В Германии 20-х годов прошлого века марка была убита инфляцией, и что случилось в 1933 году? Я утверждаю, что это прямое следствие обнищания немцев, в котором обесценивание валюты сыграло большую роль. Когда люди сыты, поднять их на авантюру трудно. Когда люди голодны, они пойдут на все что угодно.

Почему сильный рубль это хорошо? Потому что создается высокая покупательная способность населения. Условно, на определенную сумму можно будет купить не килограмм колбасы, как сегодня, а три. Гораздо легче будет для простых людей покупать недвижимость. Сейчас же это просто невозможно — купить квартиру. Еще один бытовой пример: кто-то едет в Турцию по туру стоимостью $2 тыс., это 54 тыс. рублей. То есть, если у человека такая зарплата, получается, что он отдает свою зарплату. Если мы поднимем рубль, условно, до уровня один к одному по доллару, то из своих 54 тыс. рублей человек заплатит за тур всего 2 тыс. рублей. На сколько процентов мы укрепляем рубль, на столько же мы повышаем уровень жизни простых граждан. Это самое антиреволюционное средство — накормить людей, не дожидаясь неприятностей. Это где-то бывают «оранжевые» революции, в России революции другого цвета.

Поэтому задача здравомыслящих людей сегодня — сделать все возможное, чтобы перераспределить доходы в пользу населения. Если не получается идти по прямому пути — увеличивать зарплату, то давайте использовать косвенные механизмы, укреплять рубль.

Но выдвигаются другие аргументы. Например, что при сильном рубле будет падать экономика. Это серьезный аргумент. Однако последние три года российская экономика укрепляется, несмотря на одновременное укрепление рубля. Говорят о том, что экспорт у нас упадет. Скажите, а что мы экспортируем, кроме нефти и газа? Оружие? И что получаем в качестве платы за него? Пальмовое масло. Сильный рубль, что, ухудшит качество масла?!

Да, это правда, что укрепление рубля понижает доходность ресурсного экспорта за валюту.

Да, это так, но тогда появится необходимость в развитии собственных предприятий, перерабатывающих те же нефть и газ, а также лес и все прочие виды сырья, начнет расти внутренний рынок. Когда возникают проблемы с экспортом, экспортеры не вымирают, они русифицируются. И я сознательно говорю, что нужно сделать экспорт невыгодным через финансовую политику, чтобы мы развивались, чтобы появлялись новые рабочие места, чтобы мы работали здесь, в России. И чтобы не звучала тема недостатка энергоресурсов в стране.

«Y»: Вы говорите о благотворном воздействии крепкого рубля на российскую экономику. Тем не менее, как утверждают, именно многократное обесценивание российской валюты в 1998 г. придало мощный импульс развитию российской промышленности.

И.С.: То, что после дефолта экономика стала развиваться лучше, потому что рубль стал слабым, это самая большая неправда, которую я когда-либо слышал. Она стала лучше развиваться по совершенно другой причине. В чем глобальная проблема России? В коррупции. Конечно, это проблема не только нашей страны. Но если во всем мире, начиная производство, надо рассчитывать, что 5% пойдет на взятки чиновникам, то в России на это потребуется уже порядка 50%. В 1998 г., когда все обвалилось и сложилась предреволюционная ситуация, когда Ельцин понял, что долго он так не просидит, коррупция, естественно, уменьшилась. Элита просто испугалась, что потеряет все. С овцы не стали снимать шкуру, дали нарастить шерсть, чтобы она не умерла. Проекты удешевились до 50%. И на этом чиновничьем страхе Россия развивалась очень успешно. И настолько эффективным оказалось падение «взяткоемкости», что этот плюс переборол все минусы, даже многократное падение рубля.

«Y»: В последнее время ведутся активные дискуссии об упразднении копейки из наличного денежного оборота. Что вы можете сказать по данному поводу?

И.С.: Я категорически против. Такое впечатление, что люди готовятся к дальнейшему ослаблению рубля. Да, сейчас копейка стоит мало, она только мешается в обороте. Но если мы ставим целью укрепление рубля, если мы поднимем его с сегодняшнего уровня 27-ми до 15-16 руб. за доллар, копейка уже получит наполняемость. А если мы ведем речь о рубле как мировой резервной валюте, то суть мировой резервной валюты предельно проста: она укрепляется одновременно по всем валютам мира до уровня паритета (равенства) с ними. Например, в паритете находятся на сегодняшний день доллар, евро, английский фунт и швейцарский франк. Йена, как мы уже выяснили, является валютой зависимого государства и не может быть в паритете с долларом. Поэтому, если мы говорим о рубле как конвертируемой валюте независимой России, как будущей мировой резервной валюте, то мы обречены на ее рост по ведущим валютам мира до уровня один к одному. То есть, со временем копейка будет равна центу и будет востребована. Будет, я в этом плане оптимист, я убежден, что мы — россияне — между собой договоримся, свой экономический интерес осознаем, перестанем голосовать сердцем, начнем голосовать карманом, и все у нас получится.

«Y»: А насколько вообще реально превращение рубля в мировую резервную валюту?

И.С.: Абсолютно реально, и хорошо известно, что нужно делать. Чтобы придать рублю России статус мировой резервной валюты, нужно продвинуть его в резервные активы других государств до уровня 20% от общего объема валютных резервных активов в мире, равного $2,911,301 млн, т.е., в объеме 15 триллионов рублей.

Как это сделать? Поскольку валюты эмитируются государствами, финансы — это не столько экономика, сколько большая политика. И задачу продвижения резервной валюты нужно решать политически, увязывая эту тему с поставками той же нефти и газа. Поставлять их только в те страны, которые формируют рублевые резервы. Желающих купить и на таких условиях будет более чем достаточно, я вас уверяю.

Вот сейчас идет переход торговли нефте- и газоресурсами на рубли, это очень важный шаг. Путин прекрасно понимает, что делает. Всем нам выгодно, чтобы энергоресурсы России котировались в рублях и чтобы мы получали плату за них в рублях. То есть, зарубежный импортер будет сначала покупать рубли, чтобы на эти рубли купить нефть. И мы, специалисты финансовых рынков, к этому готовимся. В конце года планируется начать торговлю рублем спот (с немедленной поставкой) по парам рубль/доллар и рубль/евро на брокерской платформе Lava Trading в Нью-Йорке. Почему это делается там, а не в Москве? Кредитных линий у российских банков открыто крайне мало, поэтому выгоднее эти операции проводить в США, где этих межбанковских линий много. Со временем мы это поправим.

А сейчас запускаемся в Нью-Йорке, и скоро, впервые за 800 лет существования рубля, он начнет реально торговаться по всему миру на круглосуточной основе. То есть аргумент «А где мы возьмем рубли, чтобы покупать у вас нефть?» сразу отпадет. И рубль как мировая резервная валюта станет реальностью.

«Y»: А как на перспективах рубля как мировой резервной валюты скажется падение мировых цен на нефть?

И.С.: Падение цен на нефть, которое сейчас происходит, является ярким подтверждением того, что в мировой экономике главный фактор — социальное мифотворчество. На чем сейчас играют американцы? Корпорация Shevron с партнерами нашла новое месторождение нефти в Мексиканском заливе, раскрутила истерику об огромных запасах и уронила цены на нефть ниже $60 за баррель. Но по самым оптимистичным прогнозам там будет добываться не более 800 тыс. баррелей в день, притом что сейчас США сами добывают около 5 млн баррелей и импортируют еще 11 млн баррелей в день. Т.е., речь идет об увеличении объемов сырой нефти в США на 5%, и то — в будущем. Почему же нефтяные цены упали более чем на 20% сейчас? Ответ один — блестяще поставленная американская машина мифотворчества.

Меня удивляет то, что ни один из российских чиновников ни разу не выступил и не сказал, что все это бред, который скоро закончится, что никакого основания для падения цен на нефть нет. Мы проигрываем информационную войну. Но, уверен, осознание реальности придет быстро, и мы увидим возвращение цены к $75 за баррель в течение нескольких месяцев.

«Y»: Напоследок нельзя не затронуть актуальный на сегодня вопрос: сейчас, в контексте ухудшения российско-грузинских отношений, в России идет активная подготовка поправок в законодательство, позволяющих вводить ограничения на перевод денег за рубеж. Насколько реально таким образом перекрыть финансовые потоки в Грузию? И главное, насколько это оправданно?

И.С.: В нашей стране это реально. Но, на мой взгляд, нецелесообразно и вредно. Потому что те грузины, которые зарабатывают деньги в России, зарабатывают их честно. Если среди них есть нечестные люди, поймайте их и осудите, отберите деньги, чтобы они их не переводили. Но пока человек не осужден судом и приговор не вступил в силу, его деньги чисты, это его частная собственность, закрепленная Конституцией РФ. Как нельзя лечить насморк путем отрезания головы, так нельзя бороться с Саакашвили путем подрыва конституционных основ Российской Федерации. Есть другие методы. Кроме того, грузины, работающие в России, участвуют в развитии российской экономики, они — наши экономические агенты, а бить по голове своих — неправильно.


Возврат к списку