Отделения и банкоматы 0707
Для абонентов Билайн, Мегафон, МТС, Теле2
Бесплатный звонок
с мобильных
8-800-100-55-55
Свяжитесь с нами
Интернет-банк
Петропавловск-Камчатский Отделения и банкоматы

Пресса о нас

21.08.2006

SmartMoney: «Предвидеть инвестора»

Как за 3,5 года построить банк стоимостью $500 млн

Венгерский сберегательный банк ОТР заплатит за группу Инвестсбербанка $477 млн — более четырех собственных капиталов группы. Так дорого продать свое детище отечественным банкирам еще не удавалось. Команда «Инвестсбера» с первых шагов делала все, чтобы превратить свой кэптивный Русский Генеральный Банк (РГБ) с капиталом менее $30 млн в привлекательный для инвесторов банк с сильными позициями в рознице и развитой сетью отделений по всей стране. И почти не совершила ошибок.

В 2003 г. акционеры РГБ, больше известные увлечением портовым бизнесом, производством кондитерских изделий и вложениями в недвижимость, неожиданно сделали ставку на банковскую сферу. Они приобрели Инвестсбербанк-небольшой столичный банк из второй сотни, который, впрочем, уже входил в число 50 крупнейших игроков рынка частных депозитов. По масштабам бизнеса «Инвестсбер» вдвое уступал РГБ с активами $235 млн, по капиталу-почти в 3,5 раза. Нужда в финансовых вливаниях подтолкнула тогда владельцев «Инвестсбера»-топ-менеджеров во главе с предправления Григорием Кесельманом-к поиску стратегического инвестора.

Сначала команда РГБ совместно с Deloitte почти восемь месяцев прикидывала, что делать с расширившимся банковским хозяйством. К концу 2003 г. был разработан пятилетний план развития банков. Куратором проекта от совладельцев РГБ стал председатель совета директоров банка Александр Пономаренко, затем возглавивший и совет директоров «Инвестсбера». На банковском рынке Пономаренко всегда считали основным акционером РГБ, однако «засветился» он, как и его правая рука, зампредправления Инвестсбербанка Антон Михальков, лишь за месяц до объявления о сделке с OTP. Если судить по нынешней структуре акционерного капитала, Пономаренко и Михальков-крупнейшие частные акционеры «Инвестсбера» с долями около 20 × 10% соответственно. Михальков 1991 г. закончил МИРЭА, Пономаренко в 1988 г.-Симферопольский госуниверситет по специальности «физическое воспитание». Непрофильное образование не помешало предпринимателям сделать ход, который теперь принесет не менее $149 млн на двоих. «С Пономаренко тяжело, но очень интересно работать. Он жесткий человек, но обладает бизнес-видением»,-рассказывает экс-зампредправления РГБ и Инвестсбербанка Елена Лозовая, курировавшая проект по их объединению (сейчас она-вицеґпрезидент «Конверс Групп»). По ее словам, именно Пономаренко решил, что РГБ не может дальше существовать в привычном виде, обслуживая свои структуры и их партнеров: корпоративный бизнес в стране был поделен и приносил все меньшую отдачу.

Раньше можно было создать «банчок для себя» и жить на одной группе клиентов, говорит предправления Инвестсбербанка Павел Бойко, но ситуация изменилась: «Такие клиенты, как Новороссийский морской торговый порт (НМТП до мая 2006 г. был акционером Инвестсбербанка.-ё), могли кредитоваться уже где угодно и на более выгодных условиях. А на ГКО нельзя было заработать…»

КАК СОЗДАВАЛАСЬ ГРУППА

Четыре года назад РГБ фактически существовал в формате моноофиса и был ориентирован на работу с корпоративной клиентурой. Да и «Инвестсбер» тогда был, по выражению Антона Михалькова, «не сильно розничным». Около трети обязательств банка приходилось на деньги вкладчиков (почти 1,1 млрд руб.), но доля кредитов гражданам в активах была мизерной (чуть больше 120 млн руб.). «Покупка Инвестсбербанка была сделана скорее на некой интуиции, его сильной стороной было понимание менеджментом, что нужно развивать сетевой бизнес»,-расґсказывает Михальков. Еще один плюс «Инвестсбера»- весь корпоративный бизнес банка приходился на малые и средние предприятия. По признанию Михалькова, команда оценила это не сразу: «Мы только года полтора назад поняли, что это основа для капитализации в корпоративной клиентуре, и сделали ставку на этот сегмент.

Конкуренция заставила осознать, что масштабы, позволяющие обслуживать предприятия с многомиллиардными оборотами, достижимы, только если у банка есть устойчивый плацдарм-розничная клиентура, малый и средний бизнес«. Поэтому «Инвестсбер» упростил процедуру кредитования малого и среднего бизнеса: начал делегировать полномочия из головного офиса на уровень бизнес-центров и отделений. Эта технология была внедрена в Омскпромстройбанке (ОПСБ), который также вошел в группу Инвестсбербанка. Столичные банкиры изучили ее и остались довольны.

Хотя в 2003-2004 гг. ставка была сделана на создание сети для «успешного выхода на рынок розничного кредитования и привлечения средств граждан», отказываться от обслуживания крупной клиентуры в РГБ не собирались. Банковский бизнес решили развивать на базе Инвестсбербанка, который к февралю 2005 г. «переварил» более крупный РГБ, а сейчас заканчивает присоединение ОПСБ и новороссийского ПромФинСервис банка (ПФС).

Задача, по словам Павла Бойко, состояла в том, чтобы создать универсальный банк с акцентом на розницу, долей рынка кредитов и депозитов в 1% и более 1 млн частных клиентов к 2007 г., а также освоить перспективные регионы путем приобретения местных банков. С новой стратегией банкиры рассчитывали нарастить активы «Инвестсбера» до 80 млрд руб. и войти в первую десятку розничных банков. Пока не удалось, хотя и по кредитам, и по депозитам заветная доля рынка завоевана. Последняя-благодаря присоединению ОПСБ, который занимает по этому показателю 44-е место в России. «Мы подсчитали, что развертывать филиалы в экономически развитых регионах дешевле за счет покупки банков. Начали шерстить регионы. Вели переговоры с 10-15 банками, но в итоге нашли общий язык только с ОПСБ»,-рассказывает Лозовая. В частности, в прошлом году провалилась попытка выкупа Югбанка, крупнейшего на Кубани. Непросто проходила и сделка по покупке ОПСБ, также лидирующего в своем регионе. По словам Михалькова, пакеты акций «собирались, консолидировались примерно в течение двух лет»-с апреля 2004 г. К этому моменту акционеры РГБ уже обзавелись ПФС, банком из седьмой сотни: понадобилось местное подразделение для обслуживания Новороссийского порта и структур, связанных с ним по бизнесу. Благодаря ОПСБ масштабы бизнеса «Инвестсбера» вырастут почти в 1,5 раза. «В этом году мы объявим о покупке как минимум еще одного банка. Он из Южного федерального округа-это для нас стратегическое направление»,-говорит Бойко.

Но главный актив Инвестсбербанка-это все-таки его сеть. Многие на рынке уверены, что венграм именно она и приглянулась.

ГЛАВНОЕ БОГАТСТВО

В наследство от РГБ Инвестсбербанку достались три филиала в Новосибирске, Питере и Жуковском и головной офис в столице (теперь-бизнес-центр «Покровка»). У самого «Инвестсбера» на момент запуска проекта по созданию сети было всего 5 отделений и 4 оперкассы в Москве. OTP же получит гораздо более обширное хозяйство. Это оперкасса, 7 бизнес-центров и 21 отделение в Москве, 3 филиала, 14 региональных представительств и кредитно-кассовые офисы в 70 российских городах от Калининграда до Петропавловска-Камчатского. Эти офисы обеспечивают товарное или экспресс-кредитование в своих регионах. Первый такой кредит был выдан Инвестсбербанком 17 декабря 2003 г. в краснодарском магазине бытовой техники «Омега»-3509 руб. на покупку стиральной машины.

Сейчас банк работает почти с 3800 магазинами. К этому списку нужно еще добавить 13 отделений ОПСБ по области, центр по работе с населением и 37 пунктов приема вкладов в Омске. Кроме того, благодаря генсоглашению с местными почтовиками деньги во вклады омского банка принимают 140 омских и областных отделений связи.

Главными достоинствами сети Антон Михальков считает «четкий формат» и удачное расположение. Бизнес-центры ориентированы на работу с юрлицами, отделения- на физлиц, хотя одно другого не исключает. Все сосредоточены на оживленных магистралях Москвы или в пределах Садового кольца. Cтоличный подход недавно начали внедрять в Омске, на очереди-Петербург. В московских отделениях в этом году появился ряд нововведений. Прежде они работали как «пылесосы», ориентируясь на расчетно-кассовое обслуживание клиентов и привлечение депозитов. Теперь отделениям доверили кредитование физлиц, малого и среднего бизнеса.

Судя по показателям, в прошлом году приоритетными для банка были частные депозиты и кредитование граждан. Первые выросли в 2,4 раза, почти до 9,3 млрд руб., в итоге банк, по данным «Интерфакс-ЦЭА», вошел в тридцатку лидеров (27-е место). Количество магазинов-партнеров увеличилось в 5 раз, количество выданных экспресс-кредитов-в 4,4 раза. В результате прошлогодней экспансии банк закрепился на 13-м месте в розничном кредитовании. При этом, по данным самого «Инвестсбера», объем товарных кредитов по итогам 2005 г. вырос до 6,5 млрд руб., еще 3,3 млрд руб. пришлось на портфель по кредитным картам.

По товарному кредитованию «Инвестсбер», по расчетам его менеджеров, входит теперь в пятерку лидеров. Столь быстрый рост за 2,5 года Михальков объясняет удачно выбранной стратегией. «Когда мы только начинали, то старались входить в города, в которых не было крупнейших игроков товарного кредитования либо их присутствие было несущественным. При этом мы накрывали столько точек продаж, сколько могли». Сейчас среди крупнейших партнеров банка такие региональные сети, как «Домотехника», «Сибвез», «Электрик Сити», Кузбасская мебельная компания, «Бетховен», «Эксперт». Осваивать столичные магазины в банке пока не собираются.

ПРЕДПРОДАЖНАЯ ЛИХОРАДКА

В феврале прошлого года завершилось объединение РГБ и Инвестсбербанка, в истории которого 2005 г. оказался самым бурным. В рэнкинге «Интерфакс-ЦЭА» он даже стал самым быстрорастущим банком среди 100 крупнейших в СНГ с темпами прироста активов за год более 296%.

В этом году «Инвестсбер» начал сдавать позиции в рознице. Происходящее можно было бы списать на хлопоты предпродажной подготовки и нехватку средств на поддержку прежних темпов роста-при подготовке бюджета на 2006 г. выяснилось, что для этого пришлось бы добавить в капитал до $70 млн. В самом Инвестсбербанке замедление роста в ритейле объясняют сезонным фактором, а приличный рост просрочки на этом фоне-ее честным отражением в бухучете. По итогам полугодия «Инвестсбер» спустился на две позиции ниже и по депозитам, и по кредитам физлиц, при этом доля просрочки выросла в 1,8 раза. 12,7%, конечно, не рекорд для российского рынка, но задуматься о качестве кредитного портфеля стоит-чтобы потом не пришлось срочно подпитывать капитал, как это было в прошлом году у Хоум Кредит энд Финанс Банка. Среди активистов товарного кредитования лишь у ХКФБ доля просроченной задолженности выше, чем у «Инвестсбера»,-почти 24%. Впрочем, будущие владельцы Инвестсбербанка подстраховались от скелетов шкафу. После получения необходимых венгерских и российских разрешений на сделку (как ожидается, это произойдет осенью) OTP выплатит лишь 90% суммы, а остальное «депонирует на год для осуществления возникающих гарантийных требований», говорится в официальном сообщении OTP.

Венгров ожидает и налоговый сюрприз. Во II квартале Инвестсбербанк выплатил более 163 млн руб. налога на прибыль (доначисление налогов за I квартал и аванс за II), в результате чего за полугодие сумма отчислений превысила 186 млн руб. (за прошлый год все перечисленные налоги, в том числе на прибыль, составили менее 196 млн руб.). В итоге в апреле-июне 2006 г. банк получил чистый убыток более 24 млн руб., хотя по итогам полугодия, согласно данным налогового учета, заработал около 178 млн руб. чистой прибыли благодаря хорошему финансовому результату в январе-марте. Теперь в банке ожидают, что порядка 80 млн руб. из выплаченной суммы будет зачтено в счет авансовых платежей в последующий период, поскольку банк «по факту» по итогам полугодия переплатил налоги. Так что в III-IV кварталах, уже с новыми владельцами, банк может прилично «сэкономить».

Венгерские банкиры переплачивают, уверены независимые эксперты. Руководитель рейтингового агентства НАУФОР Виктор Четвериков, к примеру, считает справедливой сумму $275 млн, замгендиректора компании «Международный бизнес-центр: консультации, инвестиции, оценка» Максим Родин-«максимум $300-320 млн». Cетевых розничных банков на продажу почти не остаґлось, вот иностранцы и платят лишнее, рассуждает эксперт. «Сейчас рынок везде горячий,-напоминает аналитик парижского офиса Standard&Poor’s Екатерина Трофимова.-На Украине мультипликаторы к капиталу доходили до 6, в Турции-до 6-7, а на Ближнем Востоке-до 20». Четыре с небольшим капитала за Инвестсбербанк на этом фоне-не так уж много. В самом банке и «Тройке Диалог», привлеченной продавцами для поиска стратегического инвестора, уверены: венгры адекватно оценили бизнес банка. По мнению исполнительного директора инвестиционно-банковского управления ИК «Тройка Диалог» Золтана Салаи, в OTP убедились, что банк «представляет собой интересный и перспективный бизнес, это хорошая платформа для дальнейшего развития». И консультантов был стимул отстаивать интересы продавцов: вознаграждение частично зависело от суммы сделки, так что «Тройку» можно поздравить вместе с продавцами.

КАК ВЫБИРАЛИ ДОСТОЙНОГО

Поначалу владельцы «Инвестсбера» надеялись ограничиться продажей блокпакета и малой кровью привлечь стратега, который вкладывал бы деньги в капитал для поддержания темпов роста банка. Консультанты их отговаривали. «Мы сразу рекомендовали продажу контрольного пакета: продавцы хотели получить наибольшую выгоду от сделки, а для стратегического инвестора контроль является приоритетным»,-говорит Салаи из «Тройки». По словам Павла Бойко, понимание, что продавать придется весь банк, пришло в процессе переговоров с OTP, предложившим наиболее интересные условия, но запросившим 96,4%, то есть все акции, которые «можно было собрать для продажи».

Поторговались, конечно, но недолго, рассказывают в «Тройке». По доле вопрос также был быстро решен, поскольку всех претендентов интересовал пакет выше контрольного. «Тройка» составила список из более чем 30 потенциальных покупателей-отечественных и иностранных банков, интересовавшихся Центральной и Восточной Европой и Россией. Они получили краткое описание Инвестсбербанка на нескольких страничках. Откликнулись 15 банков. Им разослали уже детальный меморандум на 50-60 страницах-после подписания соглашения о конфиденциальности. Из их предварительных необязывающих предложений выбрали наиболее интересные. В итоге до due diligence дошла группа из пяти европейских, включая OTP, и российских банков. Среди окончательных предложений финалистов продавцы и их консультанты независимо друг от друга, как рассказывают в «Тройке», остановили свой выбор на венгерском сбербанке.


Возврат к списку