Отделения и банкоматы 0707
Для абонентов Билайн, Мегафон, МТС, Теле2
Бесплатный звонок
с мобильных
8-800-100-55-55
Свяжитесь с нами
Интернет-банк
Петропавловск-Камчатский Отделения и банкоматы

Пресса о нас

20.03.2006

Эксперт: «Промежуточный итог»

От введения системы страхования вкладов больше всего выиграли небольшие региональные банки. Дальнейшее повышение порога страхования сделает более конкурентоспособной всю российскую банковскую систему

В конце декабря 2005 года вступил в силу Федеральный закон «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации». Впрочем, с фактическим его внедрением власти опоздали: летом 2004-го, во время разразившегося «кризиса ликвидности», ни одного кредитного учреждения в системе страхования еще не числилось. Тогда было принято решение временно гарантировать те же самые 100 тыс. рублей вкладчикам всех банков, имеющих право на работу с физлицами.

К настоящему моменту в систему страхования вкладов (ССВ), пройдя отбор ЦБ, вступили уже 932 банка — почти все, кто хотел это сделать. Объем средств в Фонде страхования вкладов превысил 20 млрд рублей, и дважды с момента своего основания Агентству по страхованию вкладов (АСВ) уже пришлось выплачивать гражданам гарантированные им законом деньги — таков промежуточный итог работы системы. Кроме того, ССВ сыграла важную роль в послекризисном восстановлении доверия к российскому банковскому сектору.

В плюсе

Если обобщить приобретенные банковской системой плюсы от внедрения системы госгарантий, можно выделить три макроэффекта. Первый — это увеличение масштаба притока денег в коммерческие банки. В прошлом году российские банки увеличили объем привлеченных на депозиты средств в рублях и иностранной валюте на 44,2% — до 3825,5 млрд рублей. Почти три четверти из них — 2754,6 млрд рублей (то есть без малого 100 млрд долларов) — получили банки, которые вошли в ССВ. «В 2004 году был провал, замедление темпов роста, а сейчас депозиты вновь вышли на те темпы роста, которые были в предпроблемный период, — комментирует ведущий эксперт ЦМАКП Олег Солнцев. — И даже несмотря на то, что органы финансового надзора в прошлом году сохраняли активность в части отзыва лицензий у банков, проводящих сомнительные операции, никаких значимых последствий, сопоставимых с 2004 годом, для рынка вкладов это не несло».

Второй макроэффект от внедрения ССВ — резкое обострение конкуренции и борьбы за вкладчика между крупными и средними банками с существенным усилением позиций последних. Больше всех пострадал Сбербанк, который, кроме того что потерял долю рынка, должен платить самый большой взнос в систему

Еще одна тенденция — сокращение доли Сбербанка на рынке и прекращение краткосрочной тенденции, возникшей после проблемной ситуации 2004 года, когда Сбербанк отыграл себе значительную часть клиентуры. Сегодня это преимущество исчезло, и за один прошлый год доля депозитов частных лиц в Сбербанке снизилась с 60 до 54%. «Главный промежуточный итог введения системы страхования вкладов — это возросшие темпы прироста объема депозитов в банки, — говорит президент Инвестсбербанка Павел Бойко. — Роль ССВ здесь была, на мой взгляд, определяющей. Косвенное подтверждение тому — падающая доля рынка у Сбербанка. Тенденция, конечно, наблюдалась уже давно, но сегодня она ярко выражена». Впрочем, на фоне долгосрочной тенденции к снижению ставок по вкладам, удорожания ресурсов частных лиц и агрессивной политики более мобильных игроков банки делают нетипичные для них шаги. «Последние несколько лет рынок демонстрирует тенденцию снижения ставок, однако некоторые действия крупнейших игроков на рынке, например повышение ставок Сбербанком, свидетельствуют об усилении конкурентной борьбы за частных вкладчиков, в том числе с применением методов ценовой конкуренции», — считает Сергей Бочкарев, заместитель председателя правления Промышленно-строительного банка.

Преимущество для средних

Примечательно, что оценки эффекта от внедрения ССВ радикально различаются у крупняка и небольших банков. Представители крупных банков уверены, что рост их депозитной базы связан не с системой страхования вкладов. «Не знаю, как у маленьких и средних банков, но у больших, в частности у нас, скорость прироста клиентской базы после вступления в ССВ в 2005 году увеличилась на несколько процентов, — рассказывает директор по развитию продуктов блока ’Розничный бизнес’, старший вице-президент Альфа-банка Дмитрий Ищенко. — Правда, не столько ССВ сыграла здесь главную роль, а то, что мы внедрили новый хороший продукт — пополняемый счет до востребования. Некоторые люди не приносили деньги в банк, но под интересный продукт, да еще и под некоторые гарантии, они их несут».

Представители Росбанка тоже считают, что введение страхования вкладов ни на что не повлияло. «На данном этапе крупнейшие российские банки, и Росбанк в их числе, изменений не заметили. Мы всегда были достаточно большими на рынке вкладов, нам люди доверяли и до ССВ, и нам не кажется, что сейчас что-то фундаментально изменилось, — полагает Вадим Юрьев, директор департамента розничного бизнеса Росбанка. — Наш депозитный портфель увеличивался или уменьшался независимо от системы гарантий, а в результате той рыночной политики, которую мы в тот момент проводили».

Однако региональные банкиры с такими оценками не согласны. «Нельзя говорить о выгоде конкретных банков, от ССВ выиграла вся банковская система, — считает Руслан Рахимов, начальник управления розничного бизнеса казанского банка ’Ак Барс’. — Это привело к возникновению здоровой конкуренции, и выиграют от введения ССВ те банки, которые предложат универсальные депозитные продукты».

Похоже, именно средние банки и получили главный выигрыш от ССВ. «По моему мнению, должны были бы выиграть от входа в ССВ средние региональные банки исходя из среднего размещаемого в них частными вкладчиками объема средств, — говорит Дмитрий Ищенко из Альфа-банка. — Сегодняшняя сумма гарантий покрывает практически все их потребности. А у нас суммы депозитов зачастую намного превышают гарантированную сумму».

ССВ позволила средним банкам с активной позицией на рынке частных вкладов серьезно нарастить их рыночную долю, существенно сократив разрыв по абсолютным показателям с лидерами рынка. «На уровне здравого смысла, как мне представляется, выиграли от ССВ средние банки, — говорит один из аналитиков банковского рынка. — Пострадал же больше всех Сбербанк — он потерял часть клиентов и должен платить самый большой взнос».

Ставка больше чем жизнь

В процессе обсуждения параметров системы страхования у участников рынка были опасения, что ССВ будет потакать и без того ленивому вкладчику, которому теперь уж точно будет все равно, в какой банк нести деньги. То, что у вкладчика исчез мотив искать лучший банк, верно, но лишь отчасти. «С введением этой системы в том виде, в котором она существует сейчас, только у ряда заемщиков пропал стимул для поиска действительно надежного банка, учитывая гарантированные сто тысяч рублей, — поясняет Дмитрий Ищенко. — Все, что выше этой суммы, не вернут, поэтому, если частник (особенно в крупных городах), у которого действительно есть деньги, собирается где-то их разместить, он должен выбирать банк более тщательно».

«Дочки» иностранных банков расценивают платежи в ССВ как дополнительный налог, но вынуждены играть по правилам, установленным в России, если розница в числе их интересов

Приверженцы ’иностранной стабильности’, как ожидалось, остались в иностранных банках — и ССВ, и более высокий процент в средних и мелких российских банках для них не являются определяющими преимуществами, — отмечает Павел Бойко из Инвестсбербанка. — Те, кто доверял госбанкам и крупнейшим российским частным структурам, продолжают быть неравнодушными к ним. Вкладчики, которые пытаются с помощью депозитов приумножить свой капитал, — это потенциальные клиенты средних и мелких банков с активной позицией, им важен процент, они обращают больше внимания на ССВ, они размещают свои средства в нескольких банках и заинтересованы в повышении порога гарантий. ССВ позволяет им надеяться на гарантированное страховое возмещение вклада, и теперь клиент ориентируется лишь на ставки, быстрый доход, шальные деньги«.

А рост активности клиентов заставляет банки придумывать новые виды вкладов с повышенной доходностью, но более рискованные. «Агрессивная политика на рынке вкладов части мелких и средних банков ухудшает конкурентную обстановку, так как вкладчики, располагающие сбережениями в размере до ста тысяч рублей, выбирают банк не на основании анализа его надежности, а с точки зрения доходности вклада, — говорит Сергей Бочкарев из Промстройбанка. — Такое поведение характерно для специфических вкладчиков, тех, кто размещает суммы, близкие к максимально гарантированным системой в ряде банков, которые предлагают процент выше рынка и, скорее всего, ведут весьма рисковые операции. К счастью, таких вкладчиков немного и по ним нельзя судить о предпочтениях клиентов банков в целом». Наиболее недовольными системой страхования вкладов оказались иностранные банки, которые обязаны были в нее войти, поскольку сфера их интересов включает розничный бизнес. Платежи в ССВ они расценивают как дополнительный налог, но вынуждены играть по правилам, установленным в России. «Система нам ничего не дает как банку, но мы обязаны там быть, раз хотим работать с частным вкладчиком, — пояснил ’Эксперту’ представитель одного из крупных иностранных банков. — На нашей динамике вкладов это никак не отразилось. Мы считаем, что клиент должен рассчитывать не столько на государственную ССВ, а на искусство менеджмента банка. Если это банк иностранный и у него есть большая толстая ’мама’, которая его не бросит, — это одно дело, заплатят даже и без системы. Если это ларек на углу — никакая система не поможет».

Опасная высота

Согласно планам правительства и ЦБ, в ближайшие пару лет в два этапа предполагается повысить потолок гарантий — ориентировочно до 300 тыс. рублей. Такая сумма уже будет интересна гораздо более состоятельным клиентам, и увеличение порога страхования можно рассматривать как дополнительное конкурентное преимущество российских банков в борьбе с экспансией иностранцев. «Поднимать порог гарантий стоит хотя бы для того, чтобы сегмент независимых банков с российским капиталом все-таки сохранился на рынке как достаточно значимый. Понятно, что его повышение не должно быть фантастически большим. Со сроками, думаю, надо подождать, пока банки переварят внедрение непосредственно ССВ, привыкнут работать в этих условиях», — считает Олег Солнцев из ЦМАКП.

Вкладчики, располагающие сбережения в раз-мере до 100 тыс. рублей, выбирают банк, основываясь не на его надежности, а на доходности вклада

Однако есть и минус — повышение госгарантий может еще больше развратить недобросовестных игроков, благо в ССВ вступила уже почти тысяча банков. Многие из них могут декларировать запредельно высокие ставки, не имея возможности дешевого фондирования либо весомой доли рынка потребительского кредитования, что в конечном итоге может привести к серьезным проблемам. «Конкуренция со стороны группы риска среди банков обострилась, и нужно посмотреть, как эти банки будут вести себя дальше. Следующий шаг стоило бы сделать тогда, когда будут отработаны меры регулирования таких банков. То, что мы наблюдали с ’Глобэксом’, — это первый блин, когда этих блинов будет много, станет понятна технология борьбы с чрезмерно рискованной политикой приманивания вкладчиков высокими ставками, причем речь не идет о жестких карательных мерах», — полагает Олег Солнцев.

Еще один мотив повышения пороговой суммы выплат — рост среднего объема вкладов. «Сегодня порог, который обеспечивает АСВ, соответствует среднему вкладу в среднестатистическом банке. Хорошо бы его быстрее повысить, но будет плохо, если АСВ потом испытает затруднения в расчетах с вкладчиками какого-либо банка — денег не хватит», — опасается Павел Бойко. В любом случае Центробанку придется ужесточить надзор, причем действовать придется очень осторожно, чтобы не спровоцировать на рынке проблемы, аналогичные лету 2004 года. Повышение гарантий, по словам Дмитрия Ищенко, может привести к ужесточению правил вхождения в систему либо нахождения в ней. Менее надежные по определенным показателям банки будут чувствовать себя не очень уверенно, но это будет плюсом для крупных системных банков, у которых более богатый клиент.


Возврат к списку