Отделения и банкоматы 0707
Для абонентов Билайн, Мегафон, МТС, Теле2
Бесплатный звонок
с мобильных
8-800-100-55-55
Свяжитесь с нами
Интернет-банк
Петропавловск-Камчатский Отделения и банкоматы

Пресса о нас

30.01.2006

Профиль: «Испытательный срок»

Год Зеленого Петуха вошел в банковскую историю как год массовых чисток и окончания отбора в систему страхования вкладов. Смирившиеся с цивилизованными правилами игры финансисты, подбивают балансы и готовятся к новым испытаниям — наступивший 2006-й обещает быть для них не менее суровым, чем предыдущий.

Похороны прошлого года для финансистов и банкиров прошли без слез: хотя банковского кризиса на этот раз удалось избежать, негативных событий было немало. Все они проходили под знаком усиления госконтроля за банковским сектором. Среди пострадавших — банки, лишившиеся права на работу: в 2005 году таковых оказалось 36. Основная причина отзыва лицензий — нарушение банковских нормативов и «антиотмывочного» закона. Ряд руководителей «приговоренных» банков даже угодили под суд по обвинению в преднамеренном банкротстве и участии в «отмывании». Но если несколько лет назад отзыв лицензии у банка сопровождался волнениями на рынке, то теперь сообщество на карательные меры ЦБ практически не реагировало. «Напротив, эта тенденция находила понимание у большинства нормальных кредитных организаций», — утверждает вицепрезидент банка «Зенит» Михаил Ермаков.

После бури

Для тех, кто сумел пережить «бурю и натиск» ЦБ, основным событием минувшего года стало окончание приема в систему страхования вкладов (ССВ). Занавес опустился в начале этого года, когда ведомство Игнатьева официально подвело итоги — после ряда апелляций и судебных разбирательств. Лишь немногим «отказникам» удалось добиться входного билета в последний момент, и сейчас белый список включает в себя 933 организации. Правда, «белым» его можно назвать с натяжкой, за время отбора из него выпало несколько организаций — по причине объединения с другими структурами, но нашлись и такие, которые «вылетели» из-за неблагополучного финансового состояния. Идеологи ССВ порадовались факту — дескать, выплаты по застрахованным вкладам прошли быстро и система прошла проверку на прочность. А противники, наоборот, оскалились: смотрите, ЦБ впустило в систему недостойных, чем дискредитировало саму идею.

Банкам, не получившим пропуска, — а таких порядка двухсот — теперь придется ждать два года (поскольку подавать заявку на вступление в ССВ раньше им запрещено законом) или отказаться от розницы вовсе, что грозит оттоком корпоративных клиентов. Правда, есть и третий путь, куда более привлекательный, хотя и затратный, — купить прошедший в ССВ банк и перевести в него счета частников. Конверсбанк, например, позаботившись о проблеме заранее, приобрел красноярский «Енисей» — теперь в него будет выведена вся розница, а Лефко-банк уже начал переводить своих частных клиентов в дружественный Моссибинтербанк — обе структуры, по неофициальным данным, связывают общие собственники.

После набегов

Немало беспокойства принесли банковскому сообществу и силовые набеги на банки в рамках «антиотмывочной» кампании, причем под подозрением могли находиться не сами кредитные организации, а их клиенты. Список пострадавших оказался велик — только достоянием общественности стали выемки в Юниаструм Банке, МДМ-Банке, Абсолют Банке, «Нефтяном», Маркетинг-банке, «Еврофинанс Моснарбанке». Многим из них пришлось пережить отток клиентов, но к концу года «маски-шоу» перестали наводить панику на общественность и стали восприниматься рутинной работой спецорганов. Не повезло лишь топ-менеджерам Межпромбанка — еще одной жертве силовиков — им было предъявлено обвинение в контрабанде. Борьба с отмыванием денег дорого далась всем банкам, точнее, всему рынку, поскольку резко выросла стоимость «обналички». Не остались в стороне от боевых действий даже Сбербанк и Внешторгбанк. Как отмечает начальник управления внутреннего контроля и аудита Газэнергопромбанка Юрий Волонтырец, к концу года они свернули операции по выпуску векселей «по предъявлении» — а ведь на эти банки, по некоторым оценкам, приходилось до 70% вексельного рынка.

Несмотря на агрессивные методы работы властных органов с кредитными организациями, о банковской реформе речи уже не идет — теперь с трибун принято говорить о поступательном развитии рынка. Результатом же долгих размышлений чиновников об усовершенствовании банковской системы с помощью законодательных мер стало принятие в апреле Стратегии развития банковского сектора до 2008 года. Кстати, появление этого долгожданного документа-плана банкиры также причислили к важным событиям ушедшего, 2005 года.

Укрупнения и привлечения

Результатов запуска ССВ многие финансисты ждали со страхом, считая, что освещение результатов отбора приведет к новому банковскому кризису. Но уже к осени выяснилось, что большая часть банков оказалась в системе, это успокоило народ. Итог — вклады физлиц за 10 месяцев выросли на 26%, до 2, 5 трлн. рублей. «И это несмотря на то, что уровень ставок по вкладам в течение года снижался, — указывает президент Промсвязьбанка Александр Левковский. — На этом фоне логичным выглядит и бурное развитие всего розничного сектора, особенно в части роста объемов потребительского кредитования». «Годовой статистики от ЦБ еще нет, но еще в октябре объем таких кредитов перевалил через знаковую отметку в 1 трлн, рублей, а количество выбираемых населением средств примерно сравнялось с приростом вкладов. Так что можно констатировать формирование новой схемы взаимодействия банков и граждан», — добавляет Ермаков. А предправления Альфа-банка Рушан Хвесюк указывает: быстрый рост спроса на кредитные ресурсы поставил многие банки перед необходимостью увеличивать капитал. Поэтому некоторыми банками было принято решение о выходе на рынок субординированных облигаций, общий объем привлечения средств через эти инструменты составил за весь 2005 год $2, 6 млрд. Впрочем, снижающаяся капитализация банковской системы стала одной из настораживающих тенденций-2005. «Запас прочности еще есть, но в среднесрочном плане все отчетливее вырисовывается риск серьезного замедления темпов кредитования», — говорит Ермаков.

Не менее заметным стал уклон в сторону укрупнения банковских активов — крупные российские и иностранные организации наращивали капитализацию, покупали и присоединяли к себе меньших «братьев». Продолжался процесс консолидации банковской системы: банки Группы О.В.К. окончательно влились в Росбанк, исчезли ИБГ «НИКойл», «Автобанк-НИКойл», Брянский народный банк и Кузбассугольбанк, пополнив собой «УралСиб». Испарились другие мелкие структуры, поглощенные акулами.

Во всю ширь идет экспансия иностранного капитала в российском банковском секторе. Недаром же самыми громкими покупками 2005-го стали сделки с участием иностранцев, причем с обеих сторон — например, приобретение итальянской Intesa 75% акций КМБ-Банка у ЕБРР, фонда Сороса, немецкого фонда DEG и голландского «Триодос-Дун». А принадлежащий американскому инвестфонду «США-Россия» «ДельтаКредит» достался французской группе Societe Generale. Открыли свои «дочки» мощнейший на Западе инвестбанк Morgan Stenley и скандинавский Svenska Handelsbanken, появилось несколько новых представительств зарубежных фининститутов. Резкий приток банков со 100-процентным участием иностранцев, естественно, заставил забеспокоиться российских коллег. «Уже сейчас во многих наиболее быстро растущих сегментах рынка „дочки“ крупных иностранных банков занимают лидирующие позиции — это, в частности, кредитование крупных компаний-экспортеров, отдельные виды кредитования частных лиц, кредитные карты. Конкурировать с инобанками могут только государственные банки и крупнейшие частные», — делится начальник управления операционных и финансовых рисков Международного промышленного банка Александр Буря. Правда, г-н Путин поспешил успокоить соотечественников — на переговорах о вступлении в ВТО президент объявил о недопущении на рынок филиалов иностранных банков, а их местные банкиры боялись более всего.

Власть не дремлет

Пользуясь моментом, российское государство старается укрепить свои позиции в банковском секторе. Начальник казначейства Международного Московского банка Александр Морозов называет этот процесс «выращиванием национальных чемпионов», а в качестве примера приводит экспансию ВТБ в ритейл (банк создал на базе купленного Гута-банка розничный «ВТБ 24») и консолидацию под его эгидой совзагранбанков. К тому же ВТБ в прошлом году заполучил в свои руки крупнейший на Северо-Западе страны банк — Промышленно-Строительный, чем еще больше укрепил свои позиции на рынке, а также приобрел банк на Украине. Традиционный «госмонстр» Сбербанк решил не отставать и обзавелся парой финструктур на пространствах СНГ (см. «Профиль» N1, 2005).

Малая доля

В борьбу за место под солнцем включились и малые банки — многие из них стали наращивать активы и расширять бизнес. Не внакладе остались и те, кто отказался от борьбы за выживание — у владельцев таких банков появился шанс продать свой бизнес российским и иностранным структурам, высматривающим пригодный для поглощения материал. Хотя, по словам экспертов, чаще всего собственники российских банков выставляют слишком завышенную цену, слабо отдавая себе отчет в ценности своего хозяйства. Именно поэтому на рынке пока еще мало сделок: договориться о цене бывает нелегко. Впрочем, иногда собственникам «малышей» везет — в октябре крупнейший банк Норвегии DnB NOR приобрел небольшой мурманский Мончебанк, французский гигант Societe Generale не так давно купил самарский Промэкбанк, а второй по размеру банк Индии ICICI Bank Ltd. объявил о покупке крохотного калужского Инвестиционно-кредитного банка (см. «Профиль» N28, 2005). Из нереализованных надежд банкиров остался запуск работы бюро кредитных историй (БКИ) — соответствующий закон, принятый еще в 2004-м, вступил в силу в июне 2005 года. Однако выяснилось — причем, как водится, ближе к делу, — что для реальной работы бюро не хватает целого ряда подзаконных актов. Весь казус состоял в том, что по закону банки, не подписавшие к сентябрю договор на передачу данных о своих заемщиках хотя бы с одним бюро, объявлялись нарушителями. В результате ЦБ пришлось отказаться от санкций и оттянуть срок. Уже заявившие о себе бюро (Национальное бюро кредитных историй, Experian-Interfax и др.) пока только отлаживают свою работу и заключают партнерские соглашения. Нашлось место и для «карманных» структур: крупнейший игрок на розничном рынке, Сбербанк, на чью клиентскую базу с вожделением смотрели БКИ, организовал свое кредитное бюро. Так же поступил первопроходец в кредитовании физлиц банк «Русский стандарт» и его ближайший конкурент «Хоум Кредит энд Финанс Банк» (см. «Профиль» N31, 2005). Так что теперь законодателям придется срочно переписывать закон так, чтобы обязать жадные банки делиться с рынком ценной информацией о заемщиках (см. с. 70). Этот год, по мнению финансистов, пройдет в рамках усиления борьбы с отмыванием и ужесточения банковского надзора. Жертвы «чистки» банковских рядов должны исчисляться десятками — многие организации ждет отзыв лицензии, а их владельцев — судебные тяжбы. Борьба за выживание среди мелких банков ужесточится. «Произойдет существенное сокращение доли малых банков как в общем количестве кредитных организаций, так и в объеме предоставляемых на рынке услуг, — считает Станислав Прасолов, предправления небольшого московского банка „Премьер“. — Я полагаю, в ближайшие три года их количество сократится в 5-10 раз». По словам топ-менеджера, мелкие банки начнут сливаться — это единственное решение для выживания в условиях нарастающей конкуренции «вместе с мероприятиями по оптимизации управления, бюджетирования, скрупулезным подбором руководителей».

«Владельцам малых банков пора расстаться с детским желанием быть единственными собственниками во что бы то ни стало», — говорит Просолов и добавляет: полного вымирания и поглощения небольших банков в обозримом будущем не произойдет, поскольку всегда найдется место для кэптивных банков местных администраций, владельцев и топ-менеджмента средних и крупных корпораций (включая ФГУПы), руководителей федеральных и региональных министерств и ведомств.

Мрачные предчувствия

Проблема недокапитализированности российских банков в 2006 году, уверены эксперты, только усугубится и будет решаться двумя способами — с помощью слияний и первичных публичных размещений акций (пока на этом рынке присутствует лишь Сбербанк). Вторым методом воспользуются только крупные банки: первым провести IPO планирует Росбанк (во втором квартале 2006 года), за ним потянутся госбанки — Внешторгбанк и Газпромбанк. Продолжится захват российского рынка иностранцами. О желании прикупить местный банк уже заявил латвийский банк Рагех, рассматривает заявки на покупку французский BNP Paribas. А компания American Express (см. «Профиль» N1, 2006) и американский Goldman Sachs решили самостоятельно выходить на рынок, с интересом поглядывают на Москву и мощные азиатские финансовые структуры — Mizuho Corporate Bank, Tokyo-Mitsubish, а также ряд китайских банков.

Агентство «Рус-Рейтинг» предрекает: отсутствие политической воли основного собственника Сбербанка (то есть ЦБ. — «Профиль») приведет к тому, что на рынке станут доминировать дочерние иностранные банки. «При этом успешная экспансия иностранного капитала будет обеспечена недостаточным развитием рынка капитала внутри страны и неактивной позицией государства», — считают аналитики «Рус-Рейтинга». Да и в целом настроения финансистов далеки от оптимистичных. «В 2006 году банковскую систему ждут тяжелые и серьезные испытания, — предрекает Павел Бойко, президент Инвестсбербанка. — Огонь и воду мы уже прошли — остались медные трубы. Банкам и их вкладчикам предстоит выдержать последствия возросшей инвестиционной привлекательности финансового сектора и, как следствие, усиление конкурентной борьбы. Это будут и рискованные проекты, и лоббирование на всех уровнях, и самые невероятные маркетинговые ходы». Текущий год, по мнению Бойко, станет испытанием и для созданной системы страхования вкладов — она должна будет реагировать на рост благосостояния вкладчиков увеличением страхового порога, иначе превратится в простую, никому не нужную формальность. Впрочем, несмотря на мрачные предчувствия, банкиры считают, что бросать лозунг «Спасайся, кто может!» еще рано.


Возврат к списку