Отделения и банкоматы 0707
Для абонентов Билайн, Мегафон, МТС, Теле2
Бесплатный звонок
с мобильных
8-800-100-55-55
Свяжитесь с нами
Интернет-банк
Петропавловск-Камчатский Отделения и банкоматы

Пресса о нас

23.01.2006

Итоги: «АКЮльтизм»

В Азии формируется третий мировой финансовый центр. Как впишется в новую реальность российская экономика?

Явление миру единой азиатской валюты — дело ближайшего будущего. Азиатские финансисты довольно долго интриговали мировое сообщество намеками и «утечками». Наконец тайна раскрыта — о введении денежной единицы под названием АКЮ объявлено официально. В европейском представительстве Азиатского банка развития во Франкфурте-на-Майне «Итогам» подтвердили, что эпохальное событие случится уже в этом году. Это означает, что в мире формируется третий, после американского и европейского, финансовый центр, который объединит экономики стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Таким образом, рано или поздно их зависимость от доллара будет ослаблена, что не может не оказать влияния на американскую экономику, а значит, и на мировую. России тоже придется искать свое место в новой реальности.

Мистер Конгениальность

В проекте создания единой азиатской валюты (Asian Currency Unit — ACU) примут участие 13 стран. Среди них такие мощные в экономическом отношении государства, как Китай, Япония, Южная Корея, а также десять их более мелких соседей из Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). «Мы принимаем это простое и в меру гениальное решение, открывающее новый этап в новейшей истории азиатской экономики», — пошутил министр экономики и финансов Японии Хэйдзо Такэнака.

Азиатские финансисты выбрали европейскую модель интеграции, об этом говорит даже само название, созвучное с именем прародителя нынешнего евро -ЭКЮ (European Currency Unit). Как и в Европе, поначалу новая валюта будет играть лишь роль расчетной единицы. ЭКЮ использовался при расчетах во взаимной торговле между этими странами, но средством платежа не являлся и потому не воплотился в осязаемой бумажно-монетной форме. Та же процедура предусмотрена и для единой азиатской валюты. АКЮ будет представлять собой валютную корзину, в которой вес каждой валюты пропорционален размеру валового национального продукта и объемам внешней торговли соответствующей страны, Азиатский банк развития намерен ежедневно публиковать курсы всех азиатских валют по отношению к единой расчетной единице, точно так же, как в свое время, вплоть до замены ЭКЮ на евро, делал Европейский центральный банк. А в дальнейшем азиатские финансисты планируют перейти к следующему этапу валютной интеграции — сделать АКЮ полноценной платежной единицей по типу евро.

Российские аналитики по-разному оценили перспективы новой расчетно-денежной единицы. Например, эксперт компании «Тройка Диалог» Антон Струченевский выражает сомнения в том, что инициатива приведет к созданию «азиатского евро» — слишком уж экономики стран-участниц отличаются по объему и темпам роста. По его мнению, роль АКЮ сведется к облегчению бухгалтерской отчетности компаний, тем все дело и ограничится. Заместитель председателя правления Инвестсбербанка Евгений Егоров согласен с тем, что азиатским странам труднее, чем европейским, согласовать основные макроэкономические показатели. Однако «конкуренция на мировом финансовом рынке, безусловно, будет заставлять их искать компромиссы, чтобы окончательно не проиграть доллару и евро как валютам международных расчетов».

Действительно, в тот момент, когда появился евро, в зону новой валюты входили процветающие экономики стран старой Европы, схожие по структуре, и единая европейская валюта успела окрепнуть к тому времени, когда к евро-зоне присоединились относительно небогатые страны на востоке континента. Зона же АКЮ будет формироваться при участии, например, Японии с преобладанием частного сектора и, скажем, Вьетнама, где велика роль государства в экономической жизни общества. Но, во-первых, азиатские финансисты и не обещают рекордных темпов преобразований, они будут действовать постепенно. Во-вторых, как считает генеральный директор Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Андрей Белоусов, введение АКЮ свидетельствует о зрелости уровня кооперации относительно небольших экономик Юго-Восточной Азии. В самом деле, по данным Азиатского банка развития, объем взаимной торговли между тринадцатью странами — участницами АКЮ превышает общий объем их торговли со «сторонними» государствами. А Европейский союз, между прочим, достиг аналогичного показателя только к 1992 году, когда уже действовала европейская расчетная единица. Да и объем взаимной торговли в Азии растет невиданными для Европы темпами — на 20 процентов ежегодно. Между тем уровень интеграции и кооперации — залог успеха новой валюты.

Заявление по поводу АКЮ — не плод внезапного озарения. «Процесс начался давно, — говорит член-корреспондент РАН, руководитель группы по изучению экономики стран Азии ИМЭМО Василий Михеев. — Между Центральными банками этих стран уже существуют СВОП-соглашения (при сделках СВОП покупатель валюты обязуется ее продать через определенное время, такие операции необходимы для поддержания ликвидности баланса банков. — „Итоги“), в банках-партнерах открыты специальные счета. Таким образом, АКЮ лишь дополняет те процессы, которые уже происходят».

Создание общей валюты — это насущная потребность для региона, так происходило и в Европе. Ведь появление ЭКЮ было обусловлено необходимостью уменьшить риски, связанные с изменениями курсов национальных валют по отношению друг к другу. Такая же ситуация характерна сегодня для Азии. «Когда у вас комплектующие изделия производятся в Китае и Южной Корее, а сборка — в Японии, то для вас важно, чтобы валюты этих стран находились в устойчивом состоянии по отношению друг к другу, — говорит Андрей Белоусов. — Иначе эти колебания могут привести к неконтролируемому росту производственных издержек в рамках одной компании. Когда европейцы столкнулись с этой проблемой, они ввели ЭКЮ, который не отменял национальные валюты. Но все они были привязаны друг к другу, и издержки можно было рассчитывать в ЭКЮ. То же самое теперь делают азиатские страны». При этом стоит обратить внимание на тот факт, что Азиатский банк развития по своей сути является инвестором, то есть он не меньше, чем корпорации, сталкивается с валютными рисками. Необходимость страховать риски, снижать издержки в условиях мировой конкуренции — достаточно убедительные доводы в пользу того, чтобы страны Азиатско-Тихоокеанского региона попытались создать новый мировой финансовый центр. А экономический потенциал региона, темпы его роста и решимость финансовых властей — аргументы в пользу того, что у них это получится.

Между тремя стульями

В глобальном масштабе АКЮ для Азии -это страховка от политики денежных властей США, направленной на снижение курса доллара, что больнее всего бьет именно по азиатским экономикам. Неслучайно заявлению о создании новой азиатской валюты предшествовало обстоятельное выступление в прессе зам директора института при правительственном Центре развития и исследований Китая Ба Шусуна. Высокопоставленный чиновник сообщил, что к концу этого года китайский ЦБ накопит в своих резервах более триллиона долларов. В Японии этот показатель также впечатляет — около 850 миллиардов. И если доллар будет продолжать свое падение, по словам Ба Шусуна, страны Юго-Восточной Азии столкнутся с необходимостью минимизировать издержки от обесценивания американской валюты.

Такой поворот событий не может не отразиться на американской экономике. Ведь только на материковый Китай приходится более 30 процентов торгового дефицита США, и этот показатель продолжает расти. На другие азиатские страны приходится еще порядка 25 процентов. Этот дисбаланс до сих пор исправляется за счет чистого притока иностранных инвестиций в США, и пока китайцы и японцы держат свои резервы в долларах, торговый дефицит с этими странами американцев может не слишком заботить. В крайнем случае его можно компенсировать и за счет эмиссии собственной валюты. Но если АКЮ начнет вытеснять доллар из резервов, Федеральной резервной системе США придется сокращать объемы эмиссии и одновременно с этим повышать процентные ставки, что, в свою очередь, может привести к росту инфляции. А в конечном итоге — и к сокращению уровня потребления, который является катализатором экономического роста в Америке. Такой апокалиптический сценарий, конечно, не является неизбежным. И создание АКЮ не следует рассматривать как смертельную угрозу самой крупной и влиятельной экономике мира. Но то, что американским финансовым властям придется считаться с новым центром силы, неоспоримо.

Ясно и то, что процесс формирования новой полноценной валюты — вопрос не одного десятилетия. И уж тем более не идет речи о том, что азиатские банки будут менять структуру своих валютных резервов простой заменой доллара на АКЮ. Хотя бы потому, что это приведет к дальнейшему снижению курса американских денег и, как следствие, к снижению конкурентоспособности азиатских экономик. Но вот копить у себя в резервах доллары они будут уже не столь активно.

Для Европы последствия появления новой азиатской валюты не так очевидны, поскольку доля евро в азиатских резервах несравнима с количеством долларов. Торговый баланс с тем же Китаем у Евросоюза тоже дефицитен, но Европа покрывает его не за счет эмиссии, а за счет торговли с другими странами. Значит, влияние АКЮ будет опосредованным, через американскую экономику, с которой европейская связана кровными узами. Недаром европейский Центробанк приветствовал создание АКЮ.

А какова новая реальность с точки зрения российских интересов? «Происходящее в Азии является колоссальным и весьма неприятным вызовом для российской экономики», — уверен Андрей Белоусов. По его мнению, мы можем оказаться в валютной ловушке, когда, с одной стороны, европейский евро все больше вовлекает в свою орбиту восточноевропейские страны, а с другой -азиатские тигры все сильнее взаимодействуют между собой. И страна может встать перед выбором — к какому из валютных союзов ей присоединяться. При этом каждый из них претендует на самостоятельную роль в мировом разделении труда, в то время как Россия не достигла соответствующего уровня интеграции в мировую экономику. И поспешное присоединение к любому из этих валютных союзов будет означать, по утверждению главы Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, не что иное, как потерю суверенитета во внутренней экономической политике.

Звучит устрашающе, но косвенно эту мысль подтверждает и другой эксперт. Член-корреспондент РАН Василий Михеев оценивает ситуацию следующим образом: «Если рассматривать Россию по экономико-географическому признаку, то окажется, что европейская часть и Западная Сибирь тяготеют к Европе, а Восточная Сибирь и Дальний Восток — к Азии. Причем степень интеграции в эти мировые экономические зоны у них разная. И этот разрыв, в случае, если Россия останется в стороне от процессов на мировом валютном рынке, может только увеличиться. А это достаточно опасная ситуация».

Россия, как известно, не первый год пытается создать свою рублевую зону, инициирует формирование единого экономического пространства с бывшими советскими республиками. Но у интеграции на постсоветском пространстве, увы, нет такой прочной экономической основы, как в ЕС или в зоне будущего АКЮ. Потому и процесс идет ни шатко ни валко. Например, за девять месяцев прошлого года экспорт Казахстана в дальнее зарубежье вырос почти на 57 процентов, а в страны СНГ — всего на 2, 5 процента, у Белоруссии поставки в СНГ не увеличились, при том что экспорт в другие страны вырос на 39 процентов.

Тем не менее Андрей Белоусов видит решение именно в единой валюте. Он считает, что рублевую зону создавать необходимо, для начала нужно договориться наконец с Белоруссией, а затем поэтапно выстраивать отношения с другими партнерами. По его мнению, стабильность единого рубля будет обеспечена энергетическим потенциалом. С экономической точки зрения тезис неоспоримый, по крайней мере сейчас, когда цены на энергоносители высоки и их рост продолжается. Однако с созданием союзов и общих зон у нас пока что-то плохо получается, а при нынешнем развитии событий российские инвесторы будут просто-напросто вытеснены даже с рынков бывшего СССР.

Между тем сомневаться в том, что азиатские страны доведут дело с созданием единой валюты до конца, нет никаких оснований. У них есть шансы не просто добиться независимости от доллара, но и с помощью этого выполнить более глобальную задачу. Очевидно, что азиатских «тигров» уже не устраивает статус мирового сборочного цеха, они претендуют на более «почетное» место в мировой экономике.


Возврат к списку