Отделения и банкоматы 0707
Для абонентов Билайн, Мегафон, МТС, Теле2
Бесплатный звонок
с мобильных
8-800-100-55-55
Свяжитесь с нами
Интернет-банк
Калининград Отделения и банкоматы

Пресса о нас

21.11.2005

Эксперт: «Все под контролем»

Комплексная система риск-менеджмента — жизненно важный элемент бизнеса банка и основа его конкурентных преимуществ. Наличия такой системы требуют и новые международные стандарты.

В октябре прошел второй форум «Управление рисками в России». По сравнению с прошлогодним он был более представительным: существенно возросло число участников, многие из которых представляли иностранные компании; в рамках форума состоялся конкурс кейсов на лучший проект по управлению рисками, а самим банковским рискам был посвящен целый день.

Управлению рисками в финансовых учреждениях в последнее время уделяется повышенное внимание. Дело в том, что российская банковская система в скором времени, возможно, перейдет к нормам, прописанным в соглашении «Базель-2». Это важнейший документ, определяющий различные варианты расчета кредитного, рыночного и операционного рисков, методов управления этими рисками и расчета достаточности капитала. Независимо от того, каким образом будут внедряться эти принципы в России (в редуцированном или в полном варианте, по эшелонам или единовременно), рано или поздно это произойдет. В конце концов банки самостоятельно придут к системе риск-менеджмента, аналогичной определенным в соглашении принципам — конкуренция заставит.

Осознанная необходимость

Системы риск-менеджмента в банках переходят из разряда сугубо теоретических в область практических, причем жизненно важных элементов бизнеса. Крупнейшие промышленные предприятия еще пять-семь лет назад начали выстраивать систему управления рисками, разрабатывать нормативы и мероприятия, привлекать внешних риск-менеджеров, брокеров, страховщиков. Банки начали заниматься этим несколько позже (речь идет именно о комплексном риск-менеджменте, а не просто о мерах по регулированию кредитных рисков или управлению ликвидностью в рамках профильных департаментов). Аутсорсинг или самостоятельное управление рисками — выбор за банком, у каждого варианта есть сильные и слабые стороны. Однако ясно, что этот вопрос — один из ключевых для успешного развития. В случае реализации таких программ важно, чтобы управление рисками было вынесено в отдельное подразделение: здесь необходим комплексный подход. Крупный и средний банк (как и любая другая организация финансового сектора) сталкивается с множеством взаимосвязанных рисков, которые требуют постоянной оценки, контроля и управления. Задача департамента риск-менеджмента — стратегическое управление рисками и оперативное управление или координация действий профильных отделов.

О своем опыте «Эксперту» рассказал начальник отдела рыночных рисков Альфа-банка Андрей Бобышев: «В нашем банке риск-менеджеры всех направлений подчиняются одному директору по управлению рисками. Это обеспечивает синергетический эффект, позволяет быстро принимать решения. Например, есть компания, которой мы выдали кредит. Риск-менеджер, занимающийся кредитными рисками, говорит, что существует повышенная вероятность дефолта по этому кредиту. Если у нас в портфеле есть облигации этой компании, то риск-менеджер, занимающийся рыночными рисками, может оперативно поменять рыночные позиции, например продать эти облигации. Эта система выгодно отличает нас от отечественных и даже западных банков, ведь в большинстве банков риск-менеджмент разрознен».

Жесткие требования к практике управления рисками предъявляются и в новом соглашении «Базель-2», определяющем достаточность капитала банка, исходя из оценки его кредитных и операционных рисков. Главным новшеством вводимых базельских принципов стали три разных варианта расчета кредитного и операционного рисков. Скажем, для кредитного риска это стандартизованный метод (основан на оценке рисков на основе рейтингов независимых рейтинговых агентств), базовый метод внутренних рейтингов (IRB — Internal Rating Based Approach) и усовершенствованный метод внутренних рейтинговых оценок.

В «Базель-1» измерение достаточности капитала осуществлялось на основе отношения капитала к активам с учетом риска. Различные категории активов умножались на весовые коэффициенты (0%, 10%, 20%, 50% или 100%) в зависимости от принадлежности заемщика к той или иной группе контрагентов: правительства государств и центральные банки, государственные организации, банки (стран ОЭСР и прочие), нефинансовые предприятия и граждане. Внутри каждой из этих групп применялся одинаковый коэффициент риска, исключение делалось лишь для полностью обеспеченных ипотечных кредитов гражданам и кредитов банкам вне стран ОЭСР сроком до одного года. Но со временем стали очевидны существенные недостатки этого соглашения, суть которых в основном сводилась к чрезмерной условности групп риска, установленных соглашением. Вот пример, который обычно приводится в качестве иллюстрации: в соответствии с «Базель-1» к кредиту банку развивающейся страны сроком до одного года применялся коэффициент 20%, в то время как к кредиту транснациональной корпорации — 100%. Применение рейтингов как инструмента дифференциации заемщиков и эмитентов внутри групп активов позволяет снять это противоречие.

Удобно и объективно

Именно кредитные рейтинги заемщиков, присвоенные независимыми агентствами, позволяют банкам осуществлять максимально гибкое управление рисками благодаря единому с надзорными органами пониманию рисков каждого заемщика и принципов риск-менеджмента банка. Но поскольку внутренние рейтинговые методики банков («продвинутый» подход к управлению кредитным риском) не обеспечивают такого уровня прозрачности банковского риск-менеджмента с точки зрения надзора, то очевидно, что право использования этих методик целесообразно предоставлять лишь крупнейшим и наиболее надежным банкам. Тем более что самостоятельное составление рейтингов требует отвлечения значительных финансовых и интеллектуальных ресурсов, а подчас и создания специализированного подразделения. Да и составить свой объективный рейтинг-лист не всегда возможно в силу ограниченного доступа к информации. Ведь, в отличие от специализированных рейтинговых агентств, банк не обладает полной информацией о рейтингуемой компании из управленческой отчетности, данными регулирующих органов и других закрытых источников. В то же время в условиях асимметрии информации и ограниченности ресурсов рейтинги остаются наиболее эффективным способом получения достаточно надежной оценки рисков объекта вложений.

Но и применение рейтингов для снижения коэффициентов риска не должно носить механический характер: банкам следует использовать такую возможность только там, где они и регулирующие органы удовлетворены качеством и методологией рейтингового агентства. По сути, банки должны использовать единый подход к оценке, а не выбирать наиболее удобный из рейтингов. При этом к рейтинговым агентствам также должны предъявляться весьма жесткие требования (см. «Скрытая угроза»).

Две других «основы» (pillars) нового соглашения («Рыночная дисциплина» и «Усиление надзора») преследуют фактически ту же цель — усиление содержательного управления банковскими рисками, и не только кредитным, но и другими. Этой цели предполагается достигнуть при помощи стимулирования банков к использованию наиболее эффективных методов управления рисками. С этой точки зрения «Базель-2» обеспечивает новый уровень взаимоотношений банков и финансовых властей. И, как часто бывает, этот инструмент столь же эффективен, сколь и сложен в применении. Подробнее вопросы управления рисками в финансовых учреждениях в контексте изменения нормативов регулирования, возможного внедрения «Базель-2» и усиления конкуренции рассмотрены в информационно-аналитических материалах, которые можно заказать на сайте www.risk.raexpert.ru. Там же можно ознакомиться и с результатами конкурса кейсов по риск-менеджменту в промышленности и финансовом секторе.

Минимальные требования к рейтинговым агентствам (составлены Базельским комитетом)
1. Объективность и достоверность (системность и верифицируемость методологии, постоянный мониторинг).
2. Независимость.
3. Открытость и доступность.
4. Ресурсы и квалификация.
5. Признание (профессиональным сообществом и регулирующими органами)

Скрытая угроза

Споры о том, стоит ли внедрять стандарты «Базель-2» в России, ведутся давно. Многие специалисты считают это неизбежностью и, более того, залогом стабильности, надежности и эффективности банковской системы. Другие, напротив, относятся к ним с изрядной долей скепсиса, а некоторые вообще заявляют о невозможности их применения в нашей стране. Перспективы и последствия введения стандартов «Базель-2» и современное состояние систем управления рисками в российских банках мы обсудили с Михаилом Бухтиным — одним из победителей конкурса кейсов по управлению рисками, проведенного рейтинговым агентством «Эксперт РА» в рамках форума «Управление рисками в России», руководителем управления планирования ресурсов и контроля рисков ОАО «Инвестсбербанк» и главным редактором журнала «Управление финансовыми рисками».

- Какие последствия, на ваш взгляд, может иметь принятие стандартов «Базель-2» по достаточности каптала для российских банков и компаний?
— Эти стандарты станут одним из компонентов глобализации и закрепления дискриминационного разделения финансовых рынков на развитые и развивающиеся. Банки, не выполняющие рекомендаций «Базель-2» (что требует времени и затрат), очевидно, будут иметь низкие рейтинги и возможность привлечения внешних займов по конкурентным ставкам и интеграции в международные рынки капиталов. А значит, они станут подвергаться открытой ценовой и конкурентной дискриминации. Ведь кредиты, предоставленные корпорациям и банкам с рейтингами ниже инвестиционного уровня, взвешиваются с коэффициентом 100 и даже 150 процентов, а имеющим высокие рейтинги — с коэффициентам 20 или 50 процентов. На покрытие рисков по кредитам российским компаниям и банкам необходимо будет резервировать капитала в три-семь раз больше. Такая дискриминация чудовищна, она приведет к завышенным ставкам и грабительским условиям заимствований для банков и компаний, не имеющих хороших рейтингов.

- Понимают ли это в регулирующем органе и в банках?
— Осознание угрозы со стороны наших органов надзора, да и самих банков, еще не пришло, и этим обусловлена пассивная выжидательная позиция большинства российских банков по вопросам внедрения продвинутых подходов по управлению рисками и внутреннему контролю.

Такой подход формирует в корне неверную стратегию, исторически ориентированную только на удовлетворение предписаний ЦБ. А ведь быстрый рост международных требований к качеству корпоративного управления не оставит никаких шансов банкам, вовремя не включившимся в этот процесс. Конкурентные позиции банка через пять лет будут определяться не ростом активов или показателями рентабельности, а соответствием качественным требованиям стандартов корпоративного управления, в частности системы управления рисками. Протекционизм уже не поможет. Первый сигнал — закрытие осенью 2005 года рядом американских банков корреспондентских счетов некоторым российским банкам.

- Звучит пессимистично…
— Это как посмотреть. «Базель-2» несет не угрозу, а глобальный вызов российским банкам, стимул к совершенствованию и развитию, призыв к интеграции на равных в мировой рынок, а не к глухой обороне от международных стандартов риск-менеджмента и корпоративного управления.

- А в чем, по-вашему, состоит главное ограничение, тормозящее развитие риск-менеджмента в банкам?
— Назрела проблема перенастройки внутренних IТ-технологий под задачи контроллинга рисков. Дело в том, что до сих пор вся технологическая инфраструктура компаний и банков была заточена либо на решение строго ограниченных учетных задач, либо на стандартную отчетность бизнес-планирования и бюджетирования. Неудивительно, что основная часть риск-менеджеров около 80 процентов своего времени тратит на ручной поиск и структурирование информации. В то время как оценка рисков должна опираться на статистические оценки собственного или обобщенного национального отраслевого опыта, который пока не накоплен. Получается замкнутый круг: от риск-менеджеров требуют объективных оценок и рекомендаций, для формирования которых в компаниях и банках не создана поддерживающая инфраструктура.

В России очень остро стоит вопрос разработки методологии риск-менеджмента, адаптированной под нашу экономическую культуру и законодательную базу, опирающейся на отечественный опыт анализа ошибок и причин банкротств. Пассивное ожидание того, что кто-то принесет готовое решение, обманчиво и тупиково. Например, в США и Европе компании и банки создают специализированные фонды или выделяют целевые гранты на соответствующие разработки, издание книг или журналов. Мы надеемся, что и российские крупные компании и банки придут к осознанию этой миссии.


Возврат к списку