Отделения и банкоматы 0707
Для абонентов Билайн, Мегафон, МТС, Теле2
Бесплатный звонок
с мобильных
8-800-100-55-55
Свяжитесь с нами
Интернет-банк
Петропавловск-Камчатский Отделения и банкоматы

Пресса о нас

09.06.2005

Коммерсантъ: «Кредитная история никак не начнется»

«Крупные коммерческие банки не собираются спешить „сливать“ данные о своих клиентах в кредитные бюро».

Вопреки закону 1 июня не приступили к работе российские кредитные бюро: ни правительство, ни регуляторы рынка не смогли обеспечить необходимой для начала их деятельности технической и правовой базы. Между тем банки, приветствуя закон в принципе, не уверены, что на практике он пойдет на пользу как им самим, так и их клиентам. В любом случае участники рынка сходятся во мнении, что реально кредитные бюро заработают не раньше чем через несколько лет.

С 1 июня вступил в силу закон N 218-ФЗ «О кредитных историях». В соответствии с ним каждый заемщик получает право накапливать свою кредитную историю — сведения, свидетельствующие о его платежеспособности. Информация должна собираться в специальных учреждениях-кредитных бюро. Банки и прочие кредиторы по закону обязаны с 1 сентября предоставлять кредитным бюро эту информацию и, в свою очередь, получают право запрашивать ее перед тем, как решить, доверять заемщику или нет.

В России уже существует несколько кредитных бюро (на данный момент они зарегистрированы как юридические лица). Крупнейшие из них — Национальное бюро кредитных историй (НБКИ), Национальное кредитное бюро (НКБ) и «Экспириан-Интерфакс». НБКИ образовано при участии Ассоциации российских банков и международной корпорации Transunion CRIF, «Экспириан-Интерфакс» — одним из крупнейших мировых кредитных бюро Experian совместно с группой «Интерфакс», НКБ — Торгово-промышленной палатой, Госкомстатом и международным кредитным агентством Dun & Bradstreet. Также в России существует ряд региональных бюро, чаще всего возникших на базе местных банковских ассоциаций.

Однако к работе ни одно из них так и не приступило. Дело в том, что для этого им необходим государственный уполномоченный орган, в задачи которого входит регистрация кредитных бюро, а также издание ряда подзаконных актов. Предполагается, что таким органом станет Федеральная служба по финансовым рынкам, однако официального решения по этому поводу до сих пор нет. Не начал работу и центральный каталог кредитных историй, за который отвечает ЦБ. В этом каталоге должны храниться сведения о том, в каких конкретно кредитных бюро находится кредитная история заемщика.

Как выразился вице-президент Инвестсбербанка Максим Чернущенко, «недостатки существующей системы кредитных бюро пока незаметны, поскольку она существует только на бумаге, а многое зависит от практики». Теперь стоит вопрос о том, успеют ли государственные органы завершить эту работу хотя бы к 1 сентября. Отсутствие соответствующих механизмов не только станет проблемой для банков, но и повредит правам граждан, заботящихся о своей репутации.

Как сообщил вчера «Ъ» директор департамента лицензирования Банка России Михаил Сухов, сейчас ЦБ приступил к созданию каталога и начал разработку программного комплекса. В то же время в Госдуму направлен ряд поправок к закону о кредитных бюро, в том числе касающихся и работы центрального каталога. Например, пока отсутствует механизм идентификации того, кто запрашивает кредитную историю. Единственное, что указано в законе, — пользователь должен иметь письменное согласие от субъекта кредитной истории. Однако запросы будут направляться в электронном виде, и это согласие приложить к ним будет невозможно. Таким образом, возникает возможность несанкционированного доступа к конфиденциальной информации о заемщике.

Для решения этой проблемы ЦБ предлагает заемщику, разрешившему доступ к своей кредитной истории, одновременно создать для себя специальный код. По словам Михаила Сухова, при необходимости заемщик сможет зайти на сайт ЦБ, ввести этот код и дать разрешение на доступ к его кредитной истории определенному банку. Банку, в свою очередь, сообщат дополнительный код. Однако в России доступ в интернет имеют не все жители, поэтому Банк России допускает варианты направления запроса по телеграфу, через нотариуса или, наконец, напрямую через банк. Тем не менее некоторые источники в Госдуме полагают, что такой вариант все равно будет признан слишком сложным и поправка может не пройти. Есть в законе ряд моментов, которые законотворцами сейчас не обсуждаются, но банкиров уже настораживают. Например, кредитное бюро должно предоставить банку отчет в течение десяти дней после запроса. Но сейчас очень немногие банки имеют столь длинный срок рассмотрения кредитной заявки. А при экспресс-кредитовании решение принимается вообще в течение получаса. «Отведенный законом срок не соответствует существующей в настоящей момент банковской практике и конъюнктуре рынка, — говорит замдиректора департамента розничного кредитования Промсвязьбанка Сергей Кризько. — И банки все равно будут вынуждены выдавать кредиты на свой страх и риск». А замначальника управления потребительского кредитования Московского банка реконструкции и развития Александр Митрохин отмечает, что еще один «узкий» момент в деятельности бюро — несовершенство технологической базы. «Банковские системы и серверы бюро не адаптированы к оперативному обмену информацией при условии соблюдения требуемого уровня безопасности», — говорит он.

Впрочем, закон может не заработать и потому, что банки попытаются уклониться от его исполнения. «Указание на обязательное согласие заемщиков оставляет для крупных кредитных организаций реальную возможность не делиться своими базами данных, мотивируя это формальным отсутствием согласия заемщиков», — считает Александр Митрохин. Сейчас в закон планируется ввести поправку, обязывающую банки спрашивать у заемщика согласие на передачу сведений о нем. Без этого многие граждане могут просто не узнать о том, что такая возможность существует. И эта поправка, вполне вероятно, будет принята.

Однако то, что заемщик узнает о своем праве, вовсе не значит, что он им воспользуются — например, из опасений, что информация о его финансовых делах попадет в налоговую инспекцию. Так, например, многие банки с прошлого года начали предоставлять кредиты физическим лицам, не подтверждающим официально свой доход. Маловероятно, что граждане, получающие «серые» доходы, согласятся на то, чтобы об их делах с банком узнал кто-то посторонний. Эти сомнения тем более актуальны, что сейчас на черном рынке регулярно появляются базы данных различных министерств и ведомств. «Нас, естественно, беспокоит вопрос, смогут ли кредитные бюро обеспечить сохранность информации и, прежде всего, гарантировать невозможность ее незаконного использования недобросовестными конкурентами», — говорит зампред правления Росбанка Лариса Долотова. Председатель правления Газэнергопромбанка Лариса Ларина также отмечает проблемы, касающиеся гарантий обеспечения конфиденциальности и отсутствия четких механизмов контроля за оборотом информации между кредитными бюро.

По мнению советника президента Российского банка развития Марины Медведевой, прозрачность информации — не насущная необходимость для большинства российских банков. «Они предпочитают страдать от недобросовестных заемщиков молча, избегая огласки таких фактов, и даже в ЦБ чаще всего сдается приукрашенная отчетность, — продолжает госпожа Медведева. — На просрочку кредиты выносятся в самом крайнем случае, когда банку уже некуда деться или ожидается какая-то серьезная проверка». С ней согласен и гендиректор НКБ Владимир Малеев. По его словам, трудно предположить, что крупные коммерческие банки начнут сразу же «сливать» данные о всех своих клиентах, поскольку это противоречит их сегодняшней корпоративной практике.


Возврат к списку